Шампанское в России - от Моеt к "Советскому"

Анонс:

Шампанские вины появились в Российской империи еще во времена Петра Первого и пользовались с тех пор неизменной популярностью.

Шампанское в России - от Моеt к "Советскому"

С 1 января 2022 года французское шампанское может продаваться в России только под брендом «игристое вино». Париж не теряет надежды оспорить российский закон.

Россия занимает сейчас 15-е место в мире по потреблению французского шампанского. Ежегодно в страну доставляется около двух миллионов из 150 млн экспортируемых бутылок. Как уточняют в Comité Champagne, российский высший класс часто покупает самые дорогие напитки.

В России шампанское пьют уже сотни лет, с времен Петра Первого. Именно при нем русские вельможи впервые попробовали это игристое вино.

Петр I познакомился с шампанским в 1717 году, во время своего второго визита в Западную Европу, когда впервые посетил Францию. Игристое вино к тому времени стало популярно среди придворных французского короля.

Первое же упоминание «шампанского» на территории России относится к 24 июля 1721 года – тогда на верфи петербургского Адмиралтейства готовился спуск на воду линейного корабля «Пантелеймон–Виктория», построенного по новым технологиям французским корабелом Блезом Пангало. Работавший в столице Российской империи высокооплачиваемый француз явно был любителем вин Шампани. И голштинский дворянин Фридрих Берхгольц упоминает в своем дневнике за тот день: «Осмотрев Адмиралтейство, мы отправились к упомянутому корабельному мастеру и распили у него несколько стаканов шампанскаго».

Изображение

За пределы царского двора шампанское тогда практически не попадало. Дело в том, что тогда из Франции шампанское в бутылках можно было вывозить только для личных нужд или в подарок.

Только в 1739 в Петербург прибывают 16 тысяч бутылок шампанского – их привез маркиз Шетарди, посол Людовика XV. Шампанское подавали на устраиваемых им праздниках. Елизавета Петровна, которую он поддерживал, взошла на престол, а Россия узнала игристое французское вино.

Пенистое шампанское не сразу стало фаворитом на русском аристократическом столе. До конца XVIII века лучшими и самыми элитными считались венгерские вина, известные на Руси еще со времен Ивана Грозного. Вплоть до эпохи Павла I в венгерском Токае постоянно работала особая государственная комиссия, ответственная за поставку вин в Петербург.

Изображение

В конце 18-го века, во времена Екатерины Второй этот шампанское стало в высшем свете одним из самых любимых. Императрица французские вина недолюбливала, изредка только пила шампанское Моеt. Ее сын император Павел I шампанское очень любил, может быть в пику матушке. По свидетельствам современников, при дворе его фаворита графа Кутайсова, бывшего царского парикмахера, «шампанское вино лилось как вода». Убившие Павла заговорщики пили шампанское перед тем как ворваться в спальню императора. Генерал Леонтий Беннигсен писал в мемуарах , что все цареубийцы «были по меньшей мере разгорячены шампанским».

В самом начале эпохи шампанского правила дворянского этикета рекомендовали закусывать его засоленными в бочках лимонами.

Изображение

Упоминания шампанского можно найти в русской поэзии и прозе.

Гавриил Державин пишет, перечисляя напитки в застолье:

«Младые девы угощают,

Подносят вина чередой,

И алиатико с шампанским,

И пиво русское с британским,

И мозель с зельцерской водой».

Изображение

Пушкин шампанское очень любил и упоминал в своих сочинениях многократно. В «Евгении Онегине», например:

«Вдовы Клико или Моэта

Благословенное вино

В бутылке мерзлой для поэта

На стол тотчас принесено…»

А вот еще:

«Вошел: и пробка в потолок,

Вина кометы брызнул ток…»

Поэт имел в виду Veuve Clicquot 1811 года. Этот сорт прозвали «вино кометы». Комета 1811 была не только самой большой, но и самой яркой кометой 19-го столетия. Было поверье, что лучшее шампанское получается из винограда, уродившегося в годы появления комет, отчего и на внутренней стороне пробки изображалась комета.

Изображение

Интересно, что в те времена доктора прописывали женщинам, недавно родившим, коктейль из белого вина и шампанского. Большой любительницей шампанского была Наталья Николаевна, супруга Пушкина, красавица и мать пятерых детей.

Наполеоновские войны нанесли большой ущерб производителям шампанского. Близка к разорению оказалась и знаменитая Вдова Клико. Однако в 1812 году, не успела кончиться война, мадам отправляет в Россию собранную с большим трудом огромную партию в 20 тысяч бутылок вина своего производства. Этот шаг спас фирму от банкротства, принеся мадам Клико 73 тысячи русских рублей. Ее шампанское завоевало Россию в отличие от Наполеона. На долгие годы слово «Клико» становится синонимом слова «шампанское».

Изображение

Портрет мадам Клико

Широкие слои российского дворянства стали регулярно потреблять французское шампанское именно после наполеоновских войн. Массовое пребывание русских в побежденной Франции способствовало рекламе шипучего напитка. К тому времени стараниями западноевропейских виноделов шампанское приобрело уже вполне привычный современный вид. Возникли и некоторые его марки, успешно существующие до наших дней.

Во время царствования Николая Первого возникла мода на приемы, где подавалось только шампанское, без всякой еды кроме мороженого для дам.

В московском ресторане «Яр», готовилась даже стерляжья уха на шампанском, которая была по карману только очень богатым клиентам.

Если в 1816-м в Россию ввезли 77 776 бутылок шампанского, то к исходу того века «шампанский» импорт вырос почти в 13 раз – до миллиона бутылок! Уже тогда шампанское становится неизменным признаком крупных празднеств, включая новогодние. Рассказ, как шампанским отмечается Новый год, есть уже у Чехова – он так и называется – «Шампанское», впервые опубликован в Петербурге в 1887 году. Тогда же, в эпоху Чехова, окончательно складывается обычай пить шампанское из стеклянных или хрустальных фужеров. Ранее, в эпоху Пушкина, «бокал вина» куда чаще был серебряным.

Изображение

При дворе Александра Второго пили в основном иностранные вина и шампанское. Его сын, будущий Александр Третий, еще цесаревичем поддерживал отечественных виноделов. Впрочем, вкус у него был своеобразным. Рассказывают, что его любимым напитком было шампанское… пополам с квасом.

К началу XX века Российская империя становится вторым в мире потребителем шампанского, уступая лишь самой Франции. Помимо миллиона импортных бутылок в стране производится почти столько же местных аналогов разного качества – от дешевых подделок до вполне элитных шампанских вин мирового уровня из подвалов и виноградников князя Голицына.

История появления русского шаманского заняла целое столетие. В середине 18-го века приобрело известность крымское шампанское Ай-Даниль князя Воронцова, которое тогдашние знатоки находили не уступающим настоящему Cremant. Однако с началом Крымской войны (1853-1856 гг.) эти предприятия были закрыты и утеряны описания технологии шампанского.

В 1799 году появилось русское шампанское в крымском Судаке. Здесь в училище виноделия первоначально изготавливали небольшое количество игристого вина. Первое из винодельческих шампанских предприятий было основано по соседству с училищем в 1812 году, второе в хозяйстве помещика Крига, который в 1846 году получил на выставке в Симферополе серебряную медаль за пенистые и столовые вина Судакской долины.

С давних пор было замечено, что вина из Судакской долины имели свойство длительное время играть, выделяя углекислоту. Французский путешественник Монтре, в начале 18 века посетивший Крым, записал в дневнике: «Вино Качи играет в стакане на манер шампанского и превосходно во всех отношениях».

Князь Лев Сергеевич Голицын поставил производство шампанского на промышленную основу. Именно ему принадлежит идея создания русского шампанского.

В своем имении «Новый Свет» он посадил виноградники, по его проекту были построены первоклассные подвалы и собрана уникальная коллекция вин лучших французских и других иностранных фирм.

Изображение

Лев Сергеевич Голицын

В результате многочисленных экспериментов Голицын установил состав купажей, которые проявляют прекрасные шампанские свойства. С 1890 года Голицын приступил к промышленным тиражам шампанского. Первые розливы игристого вина шли под маркой Парадиз, затем под маркой Новый свет и, наконец, Коронационное, так как оно фигурировало на парадном обеде во время коронационных торжеств в 1896 году в Москве.

Заслугой Голицына является и вывод русского шампанского на мировую арену. Весной 1900 года на Международной выставке вин в Париже он представил от России шампанское Новый свет тиража 1899 года. Впервые русское шампанское получило единогласное признание экспертов и было удостоено высшей награды конкурса — Кубка Гран-при.

На этом конкурсе произошел и курьезный случай. К обеду, устроенному в честь председателя комитета экспертов графа Шандона подавали вина, получившие на выставке высшие награды и золотые медали. Как принято в таких случаях, начались тосты в честь виновника торжества. Ораторы восхваляли графа как передового человека, владельца лучшей винодельческой фирмы, выпускавшей отличное шампанское. С ответной речью выступил граф Шандон. «Это мое шампанское, которое Вы, господа, сейчас пьете, — заявил председатель комитета экспертов, — своим высоким качеством обязано не столько мне, сколько моим виноделам. Они из поколения в поколение работают в моей фирме. Поднимаю бокал за моих виноделов, сделавших это чудесное, непревзойденное шампанское!» Сразу после Шандона поднялся Голицын. «Я очень вам благодарен, граф, за рекламу, сделанную во Франции моему шампанскому, которое Вы сейчас пьете», — сказал он. К великому конфузу графа Шандона оказалось, что во время тоста в бокалы лили голицынское шампанское тиража 1899 года, получившее на выставке высшую премию Гран-при.

Изображение

Выписанный из Франции винодел Робинэ совместно с шампанистом Тьебо и Голицыным получили от царского двора задание найти новое место для более значительного развития шампанского производства. Таким местом было выбрано Абрау-Дюрсо. В ноябре 1870 года у озера Абрау и речки Дюрсо было создано удельное имение, принадлежавшее царской фамилии.

Более десяти лет ушло на закладку виноградников — Рислинга, Каберне, Совиньона, группы Пино, Шардоне, Алиготе. Первые вина, полученные из выращенных в Абрау-Дюрсо виноградных ягод, были «ошеломляющих достоинств» по аромату и вкусу.

В период с 1890 по 1895 гг. в Абрау-Дюрсо глубоко под землей были построены тоннели, а в 1896 году в них заложены первые 16 000 бутылок вина для шампанизации.

Николай Второй не пил ни белого, ни красного вина. За обедом ему наливали из отдельной бутылки одну-две рюмки портвейна. Император мог выпить и несколько бокалов шампанского. Сначала это было французское «Гейздик-Моношаль» специального купажа для императорского двора, а потом – «Абрау-Дюрсо».

Шампанское российского производства было гораздо доступнее по ценам. Тем не менее оно оставалось предметом роскоши имущих классов.

Изображение

Николай Второй в молодости любил застолья офицеров‑гвардейцев Преображенского полка, шефом которого считался. Кульминацией полкового вечера был вынос огромного серебряного жбана, наполненного шампанским с нарезанными ананасами. Элитный в то время тропический фрукт в сочетании с лучшим шампанским подчеркивал аристократичность и роскошность вечеринки.

Знаменитыми стали строки Игоря Северянина:

«Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!

Удивительно вкусно, искристо и остро!

Весь я в чем-то норвежском! Весь я в чем-то испанском!

Вдохновляюсь порывно! И берусь за перо!»

Первая мировая война и «сухой закон» резко сократили импорт заморских вин – по сравнению с 1913 годом к началу 1917-го он в физическом объеме упал в 9,5 раза. Внутреннее производство тоже резко упало – если в 1913 году винзавод Абрау-Дюрсо произвел 613 тыс. бутылок шампанского, то в 1916-м уже в шесть раз меньше, а в 1917-м прекратил производство вообще.

Даже в первоклассных ресторанах Москвы и Петрограда было запрещено продавать не только крепкие спиртные напитки, но и виноградные вина. Естественно, этот запрет нарушался всевозможными способами, однако при резком падении импорта и производства шампанское даже для зажиточных слоев населения вновь стало предметом малодоступной роскоши.

Однако всю войну сохранялся легальный способ приобретения шампанского, только не в магазинах и ресторанах, а в… аптеках! Дело в том, что век с лишним назад шампанские вина считались лечебными – например, врачи той эпохи рекомендовали употреблять замороженное до состояния кубиков льда шампанское при лечении дизентерии и даже холеры. Поэтому, согласно строгим «сухим законам» Николая II, накануне революции в столичных аптеках можно было приобрести шампанское – но только по рецепту и не более бутылки в одни руки!

Даже в ходе революции и гражданской войны в Абрау-Дюрсо производилось небольшое количество шампанского. Начавшийся в 1921 году нэп и отмена советской властью «сухого закона» частично возродили потребление игристого вина. Впрочем, в первое десятилетие существования СССР этот дорогой напиток еще считался буржуазным, явным признаком «несоветского» стиля жизни. Владимир Маяковский писал:

«От трудов своих почив,

Занавесившись с опаскою,

Выдували нэпачи

Зашипевшее шампанское».

С 1923-го по 1931 годы в СССР действовало Государственное акционерное общество «Винторг», продававшее внутри страны и на экспорт не только свежепроизведенный алкоголь, но и дореволюционные запасы шампанского, вин и коньяков из погребов «Удельного ведомства» – особого госоргана Российской империи, осуществлявшего управление личной собственностью царей. В советской рекламе эпохи нэпа такая продукция именовалась «старыми винами».

С конца 1919 года руководителем шампанского производства в Абрау-Дюрсо становится выдающийся русский винодел Антон Михайлович Фролов-Багреев, ученик Льва Голицына. Ему удалось не только раскрыть засекреченную французскую технологию, но и существенно ее усовершенствовать.

Изображение

Антон Михайлович Фролов-Багреев

28 июля 1936 года появилось подписанное Сталиным постановление Совнаркома и ЦК партии большевиков «О производстве советского шампанского, десертных и столовых вин». Так возник знаменитый бренд «Советское шампанское», а по всей стране было предусмотрено строительство заводов шампанских вин.

К 1936 году виноделие было передано из ведения сельского хозяйства в подчинение наркомату пищевой промышленности. И технологии Фролова-Багреева попали в руки Анастаса Микояна, который в те годы создавал весь общепит СССР – от мороженого до производства колбасы. Энергичный Микоян в сопровождении Багреева в том же году побывал во Франции, знакомясь с методами производства и маркетинга на родине шампанского.

В 1937 году было принято постановление Совета народных комиссаров «О расширении сырьевой базы для производства советского шампанского и высококачественных десертных вин в колхозах РСФСР». Вскоре Донской завод шампанских вин начал выпуск «Советского шампанского» под руководством Антона Фролова-Багреева.

Изображение

Фролов-Багреев с учениками и соратниками


По итогам последнего мирного 1940‑го в СССР продали 6 млн литров «Советского шампанского», оставив далеко позади царскую Россию по потреблению игристого вина.

Накануне Великой Отечественной войны заводы шампанских вин уже вовсю работали в Ростове-на-Дону, Харькове, Горьком (Нижнем Новгороде), Тбилиси. Война замедлила, но не остановила советскую «шампанизацию» – Московский комбинат шампанских вин начали строить в разгар боев, в 1943 году. Решение на первый взгляд неожиданное, но логичное – именно с того года уже можно было начинать пить за советские победы «Советское шампанское».

Одним из крупнейших открытий, выполненных А.М. Фроловым-Багреевым, явилась разработка проблемы шампанизации вина в крупных резервуарах. За разработку и широкое внедрение в промышленность отечественной технологии производства шампанских вин резервуарным способом А.М. Фролов-Багреев был удостоен в 1942 году Сталинской премии.

Изображение

В победном 1945-м впервые начался экспорт «Советского шампанского» за рубеж – первые 2,5 тыс. бутылок продали в Швецию. Как вспоминал нарком Микоян, «Сталин предпочитал полусладкое и сладкое шампанское. Сухое и брют он не любил, предлагал даже прекратить их производство. С трудом я отстоял эти сорта, сославшись на требования экспорта».

Фролову-Багрееву принадлежит также большая заслуга в организации научно-производственной школы русских шампанистов, подготовке высококвалифицированных кадров для винодельческой промышленности.

Представители этой школы профессор Г.Г. Агабальянц, профессор А.А. Мержаниан, профессор С.А. Брусиловский разработали и внедрили метод непрерывной шампанизации вина в потоке, за что им в 1961 году была присуждена Ленинская премия.

Ленинская, и Сталинская премии, врученные ученым-виноделам, стали единственными высшими наградами государства, полученными в области пищевой промышленности.

Изображение

Разработкой и внедрением в промышленность способа шампанизации вина в непрерывном потоке было положено начало новому этапу в развитии шампанской промышленности не только в России, но и во всем мире — из элитарного напитка, доступного по цене лишь высшим кругам общества, шампанское стало вином, доступным каждому, сохранив при этом свое качество.

В СССР сорганизовывали производство шампанского даже там, где его никогда не знали. Так, в 1960 году почти миллион бутылок шампанского из местного винограда произвели в Казахстане, в котором десятилетием ранее производство любого вина было минимальным. Помимо типичного «Советского шампанского», от сладкого до сухого, в советском Казахстане выпускалась и своя шампанская марка «Ак-Кайнар» – в дословном переводе «Белый ключ», так кочевники традиционно именовали бурлящие и пенящиеся горные источники.

В 1960 году в СССР продано 28 млн литров, в 1970-м – 68 млн, в 1980-м – 149 млн. Накануне перестройки и горбачевской антиалкогольной кампании пик продаж пришелся на 1985 год – 219 млн литров.

Изображение

В 1975 году лицензию на усовершенствованную новым поколением советских виноделов технологию Фролова-Багреева купил знаменитый Moet & Chandon, расположенный в Шампани один из крупнейших мировых производителей шампанского.

После обвального падения в эпоху перестройки и «лихих 90‑х» объем продаж шампанского в РФ превысил показатели РСФСР за 1985 год только к 2003-му. К тому времени помимо отечественного на полках магазинов было широко представлено и импортное шампанское.

Современный шампанский импорт в основном относится к немногочисленному дорогому сегменту. За весь текущий 21-й век доля отечественного игристого вина на рынке РФ не опускалась ниже 90%.

Изображение

На шампанском указывают степень сладости вина: «doux» («сладкое»); «demi-sec» («полусладкое»); «sec» («полусухое»); «brut» («сухое») и «extra brut»/«brut nature»/«brut zero» («экстра-сухое»). Сегодня по статистике, россияне отдают предпочтение полусладкому виду шампанского — его приобретает около 50-ти процентов покупателей, 30 — выбирают полусухое и лишь 20 – брют. Вкусы разные, но шампанское обязательно присутствует на праздничном столе!

01:55
666
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Top.Mail.Ru