Туркменские следопыты

Анонс:

Способности следопытов находили применение в военном деле, на охоте, при поиске заблудившихся людей и скота

Туркменские следопыты

В туркменском обществе существовала особая категория людей — следопыты («yzçy», «yz çalyjy adam»). Следопыты занимали значимое место в туркменском обществе. Их образ нашёл отражение в народных рассказах, а профессиональные навыки детально описаны в исторических документах и воспоминаниях.

Способности следопытов находили применение в военном деле, на охоте, при поиске заблудившихся людей и скота. Они практиковались в обнаружении различного рода пропаж: скотины или предметов имущества. Следопыты отличались чутким вниманием и зорким взглядом, а их невероятная память позволяла запоминать большое количество следов.

Стоило следопыту познакомиться со следами верблюдицы, и впоследствии он всегда мог узнать след ее детёнышей. Если пропадал верблюжонок, то следопыт без труда определял его след среди других следов верблюжат. Для этого ему достаточно было увидеть след его матери. Следопыты придерживались своих правил и установок. По поверьям туркмен, удачливые следопыты следовали указаниям своего духа-помощника — «товарища»(yoldaş).

Следопыты были незаменимы в военном деле и при охране приграничных областей, где они выступали в роли проводников. Они умели по полузасыпанному песком следу сказать: прошёл мирный караван или военный отряд, сколько лошадей в отряде, с грузом они или нет.

Хорошими следопытами были и гонцы-чапары. Гонцы должны были обладать рядом качеств, необходимых для выживания в суровых условиях и сложных обстоятельствах: хорошо знать местность, безошибочно ориентироваться в пространстве, прекрасно читать ночное небо по звёздам.

Русский художник-баталист и писатель Н. Каразин, характеризуя в своих рассказах гонца, отмечал: «Следы в степи он разбирал и толковал безошибочно, даже и не особенно свежие, неделю спустя, а то и больше».

Русский естествоиспытатель и путешественник Г. Карелин так писал о своём проводнике: «Мы удивились необыкновенной зоркости этого человека, с трудом рассмотрев в зрительную трубу то, что видел он простыми глазами».

Качествами хороших следопытов обладали и охотники. Они умели распознавать по следам род животного, его пол и возраст, ранено животное или нет. Следопыт по следам мог узнать, как скоро заяц заляжет, и быстро шёл к назначенному месту, хотя перед тем как залечь, заяц начинает путать свои следы: делает круги, зигзаги, перескакивает, но это никак не спасает его от опытного следопыта.

Интересно отметить, что пастухи по следам верблюдов, оставленным на песке, могли точно определить, как давно животное здесь проходило. Пастухи надавливали пальцем на середину отпечатка следа. Нажатие могло либо оставить чёткую лунку на отпечатке, либо края впадины осыпались. Исходя из этого делался вывод — след свежий или ему несколько дней.

Мастерство следопытов передавалось из поколения в поколение. Обычно эту преемственность продолжали через сыновей. Но были случаи, когда этим мастерством могли владеть и дочери следопытов. В одном рассказе говорится, как однажды в один дом прибыл далёкий гость. С ним была небольшая отара овец, которую завели в загон. Наутро одно животное из этой отары исчезло. Хозяева стали успокаивать гостя, говоря, что воров в округе нет, и ситуация со временем разрешится. Хозяйка накрыла гостю скатерть и, кивнув незаметно мужу, удалилась. Спустя некоторое время она вернулась, ведя за собой исчезнувшую овцу. Как выяснилось позже, хозяйка была дочерью знаменитого следопыта, поэтому без труда отыскала овцу.

Участник научной экспедиции 1927 г. в Центральные Каракумы, агроном-почвовед Ю.Скворцов с удивлением писал о туркменских скотоводах-следопытах. Проводником экспедиции был местный житель, который знал след каждого из 27 верблюдов, находящихся в составе их похода. Учёный отмечал: «Для того чтобы понять исключительную наблюдательность и зрительную память этого человека, нужно представить себе, что след на сухом песке представляет из себя весьма неясное очертание, однако же, он легко различал какие-то индивидуальные черты в этих бесформенных углублениях, позволяющих ему угадывать затерявшихся животных».

Интересный материал о туркменских следопытах представлен в рассказах В.Кунина — учёного-гидрогеолога, в конце 20-х — начале 30-х годов занимавшегося изучением подземных вод Каракумов и горной системы Копетдаг.

Учёный приводит рассказ о поиске потерявшейся в пустыне сотрудницы Репетекской научно-исследовательской песчаной станции. Тогда за помощью обратились к местному следопыту по имени Петек. Он первым делом спросил, в какую обувь была обута пропавшая. Затем поинтересовался, тяжёлая девушка или лёгкая, заметив, что «от тощего человека след слабее, но зато тощий человек легче справляется с жаждой». Следуя за отпечатками обуви, он углубился в пески. Вернувшись поздно вечером, он сообщил, что пропавшая движется в сторону Репетека. И действительно, вскоре студентка, обессиленная двухдневным скитанием по пескам, объявилась на станции.

Сердар АТДАЕВ,

ведущий научный сотрудник Института истории и археологии АНТ,

кандидат исторических наук

science.gov.tm

576
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Top.Mail.Ru