Айхан Хаджиев - автор канонического портрета Махтумкули

Анонс:

В Туркменистане широко отмечается 100-летие знаменитого художника.

Айхан Хаджиев - автор канонического портрета Махтумкули

Славится своими мастерами изобразительное искусство Туркменистана. В каждом из поколений с начала становления национальной художественной школы появлялись выдающиеся живописцы, скульпторы, ювелиры, чьи произведения, демонстрирующие высокий уровень профессионализма и самобытности, являются гордостью золотого фонда отечественной культуры.

В этом созвездии мастеров ярко светит и звезда Айхана Хаджиева – художника, вековой юбилей которого широко отмечают в этом году в Туркменистане (наш сайт писал о его творческом пути -infoabad.com )

В 1947 году неожиданно, как стремительная комета, засверкал талант молодого 23-летнего студента Московского художественного института им. Сурикова возник на творческом небосводе национального изобразительного искусства. Тогда Айхан Хаджиев стал победителем конкурса на создание живописного образа поэта и мыслителя Махтумкули. Сложность этой работы состояла в том, что облик поэта был неизвестен. И вот из-под кисти начинающего художника благодаря его многолетним настойчивым исследованиям, сопоставлениям, беседам с родственниками поэта, любви к его произведениям появился образ большой выразительной силы, портрет-шедевр, значение которого для всеобщей культуры бесценно. Именно в этом облике поэта и философа Махтумкули Фраги узнал мир.

Уже одной этой работы было бы достаточно, чтобы навсегда остаться в истории своей страны, в памяти потомков. Но творцу невозможно бездействовать. Вооружившись кистями, красками, этюдником, Айхан Хаджиев, как и многие художники, ездил по регионам Туркменистана в поисках колоритных сюжетов. Его картины на темы трудовых будней рассказывали о работе нефтяников, строителей, хлопкоробов, ковровщиц, дайхан. Портреты, написанные им, показывали личность – активную, мыслящую, ищущую, беспокойную. Бытовые эпизоды становились основой самобытных, живописных новелл, в которых каждая деталь умеет говорить.

Народный художник Турк­менской ССР Айхан Хаджиев прожил 74 года – немного по человеческим меркам, но все эти годы он оставался в авангарде жизни общества, своих учеников, своего Отечества. Об этом мне рассказал младший сын мастера Молланепес, художник, идущий по стопам отца. Но беседу мы начали не с творчества Айхана Хаджиева-живописца, а с того, каким человеком он был в повседневной жизни, что повлияло на формирование его личности.

– Если несколькими словами характеризовать моего отца, то это будет звучать так: высококультурный, тактичный человек с великой степенью самодисциплины, – говорит Молланепес. – Эти качества находили выражение буквально во всём: в его отношении к себе, работе, семье, воспитанию детей и, конечно, к творчеству. Я думаю, что эти редкие черты были заложены в нём генетически. Общеизвестно, что он родился в маленьком селении Багир, рано остался без отца, поступил в художественную школу… Но никогда никто не упомянул, кем являлись наши предки. А это были довольно просвещённые и прогрессивные для своего времени и очень уважаемые сельчанами люди. Начну с того, что наш прадед Дурдымурад совершил пешком хадж в Мекку – для каждого мусульманина этот ритуал является наиважнейшим в жизни, отсюда, кстати, начинается история нашей фамилии Хаджиевы. Согласитесь, этот поступок не каждому по силам и физически, и духовно. А наш дед Аннамухаммед в конце XIX века, когда в Туркменистан из России была проложена железная дорога, занялся торговлей, первым наладил поставку в Багир муки, зерна, тканей из России. В то неспокойное время эта деятельность требовала не только смелости, предприимчивости, но и знаний. Он и его брат обучались в России, побывали во многих её городах. Кроме того, дед занимался благотворительностью. А брат интересовался физикой, получил образование инженера-радиотехника, первым провёл в посёлок радио. И своих детей они воспитывали в том же прогрессивном духе.

Прервали этот успешный взлёт мрачные, тревожные 30-е годы, когда несчастные «щепки летели» во все стороны. Тогда семья Айхана, совсем ещё мальчишки, оказалась на чужбине, на берегах Сырдарьи в ссылке. Его отец умер там будучи молодым, а мать после смерти мужа выхлопотала разрешение на возвращение домой. Вернуться им позволили в Теджен. Там проходило отрочество Айхана, оттуда же они со старшим братом, по совету матери, отправились учиться в Ашхабад. Айхану было 14 лет. Можно себе представить, какой жизненный багаж несли эти дети за плечами вместе с горячим желанием учиться.

Изображение

– Тогда единственным транспортом для дальних передвижений служили караваны верблюдов, – вспоминает Молланепес рассказ отца. – Мать попросила караванбаши доставить сыновей до Ашхабада, там жили близкие родственники. Вот так вместе с караваном верблюдов подростки оказались в большом городе. Вскоре они были записаны в школы – отец в художественную, а его брат в музыкальную. Выбора, чем бы хотел отец заниматься, перед ним тогда не стояло, рисовать он любил всегда. И начались годы познания искусства.

Айхану очень повезло с учителями. Тогда в конце 30-х годов в молодой туркменской республике уже формировался первый художественный центр – Ударная школа искусств Востока. У её истоков стояли Бяшим Нурали, Сергей Бегляров, приехавшие из Москвы Юлия Данешвар и Иван Черинько. Они то и стали наставниками юного Айхана сначала в школе, затем в училище, заметили в способном ученике интерес к истории своего народа и направили его по этому пути. Грани таланта начинающего художника засверкали особенно ярко после учёбы в Московском художественном институте им. Сурикова. Здесь под руководством опытных мастеров-педагогов П.Покаржевского и А.Костина Айхан Хаджиев изучал историю мирового искусства, делал копии работ известных художников в музеях Москвы, читал, смотрел, общался, круг его творческих интересов становился всё обширнее. Живописные традиции его любимых художников – Сурикова, Верещагина, Левитана, Репина – стали первоосновой его собственного творчества.

Но сознание человека загипнотизировано тем, на чём он вырос и что прочёл, поэтому и тематика его работ оставалась неизменной. Любимая туркменская земля во всех её красочных нюансах – ярких и сдержанных, простых и изысканных, пронизанных восточной негой вечного тепла и солнечного света – «Новый дом», «Окраина Теджена», «Восход солнца», «Старый Ашхабад». Все эти работы, включая главную – портрет Махтумкули, написаны в памятном 1947 году, когда взошла звезда художника Айхана Хаджиева. Создание образа любимого народом поэта стало точкой опоры художника, признанием его высокого мастерства, но переворачивать мир, по совету Архимеда, он не предполагал, хотя мог бы, наверное, почивать на лаврах ­победителя. На протяжении жизни к нему поступали разные предложения переезда в другие страны, но ни одно из них не поколебало его верность своей Родине, культуре своего народа, своей земле. Художник планомерно работал, оставаясь скромным человеком, гостеприимным хозяином дома, требовательным и внимательным учителем, строгим отцом.

К образу Махтумкули А.Хаджиев обращался не единожды, его волновали философские взгляды поэта, его активная гражданская позиция и, конечно, поэзия – пламенная и лиричная, правдивая и искренняя, грозная и героическая. Устами Туркмении назвал себя сам Фраги, и его поэзия жгла сердца людей, заставляя мыслить, радоваться, грустить, петь, плакать. Свои размышления о Махтумкули Айхан Хаджиев передал в живописных полотнах «Несогбенный», «Махтумкули – ювелир», «Махтумкули и Менгли». Благодаря А.Хаджиеву галерея образов туркменских поэтов пополнилась портретами Д. Азади, Молланепеса, С.Сейди, Зелили, которые тоже были приняты за основу изображения их обликов.

– Я часто спрашивал у отца, как ему удаётся создавать такие колоритные композиции. Например, картины «Коллективизация», «Наука в помощь хлопкоробам», «Первый учитель», «Тяжёлые годы», «Вековая мечта сбылась» – ведь это полотна-повествования, их можно читать как книгу, а отец отвечал, что и придумывать ничего не надо, он всё это видел своими глазами, а то что не видел воочию – знал. Конечно, я понимаю, что многое он помнил из босоногого, отнюдь не радужного детства, и эта цепкая детская память не оставляла его, не давала ему покоя, но и дарила столь самобытные сюжеты для картин. Отец часто говорил нам, своим детям, что главное, не стать художником, а быть им. Рецепта как им быть, он нам не давал, понятие глубокого смысла этой фразы пришло с творческим и жизненным опытом. Сейчас я могу сказать, что недостаточно быть одарённым талантом к рисованию, делать десятки эскизов, необходимо постоянно искать, думать, читать, знать историю, уметь видеть и чувствовать психологизм модели, сюжета. Словом, необходимо всей душой и мыслями погружаться в пучину своей цели, тогда кистью художника начинает водить некая высшая сила, которая при рождении определила предназначение человека, тогда рождаются истинные полотна на века.

Айхан Хаджиев так и работал, полностью отдаваясь творчеству и не делая себе поблажек. Если замыслил какой-либо пейзаж, выезжал в любое время года на природу в поисках натуры, если жанровую сцену – обязательно привлекал к участию всех, кто, по его видению, претендовал на образы героев сюжета. Эта исключительная натуральность и вдыхает жизнь в его произведения – таковы «Цветок Туркмении», «Ранняя весна», «Вечер. Предгорье Копетдага», «Весна в Янбаше», «Покорители», «На хармане» и многие другие работы. На них можно не только смотреть, их можно читать, слышать, ощущать.

Той же самоотдачи и дисциплины мастер требовал и от своих учеников – студентов Художественного училища, а затем студентов-архитекторов Политехнического института. Практически до последних дней жизни он трудился в этом техническом вузе. Кстати, появление кафедры архитектуры в институте – достижение Айхана Хаджиева, он стал её основателем, преподавал рисунок и живопись, стал первым профессором кафедры. Об этом событии на весь Советский Союз даже объявил по радио в 1978 году голос легендарного диктора Юрия Левитана.

Айхан Хаджиев оставил после себя не только богатейшее творческое наследие, из его восьми детей все четверо сыновей и старшая дочь продолжили дело отца, раскрыв себя в разных видах изобразительного искусства. Многочисленные внуки ищут пока своё предназначение, но практически каждый из них обладает склонностью к рисованию. Даже двухгодовалый правнук, названный в честь деда Айханом, уже пытается разрисовывать стены влажным пальчиком, воображая его кистью. Что ж, возможно ген талантливого живописца, подаренный детям отцом и дедом-художником когда-нибудь проявится в ком-то из них в полную силу, и творческий небосвод вновь озарится светом звезды из рода Хаджиевых.

Александрина ЕВСТИГНЕЕВА,

Фото Хасана МАГАДОВА

Источник: turkmenmetbugat.gov.tm

546
Нет комментариев. Ваш будет первым!