Балханы - уникальные и самобытные горы Туркменистана

Анонс:

Каждый, кто здесь побывал хоть раз, готов мириться с любыми трудностями, чтобы вновь посетить эти удивительные по красоте места.

Балханы - уникальные и самобытные горы Туркменистана

Проезжая по автотрассе или железной дороге из Кизыларвата в г.Туркменбаши, после пересечения наносных песчаных массивов справа от дороги видишь величественные горы. Первым хребтом является несколько «пологий» и не столь высокий Малый Балхан, а через несколько километров дороги перед взором предстаёт гораздо более внушительное и высокое скальное нагромождение – Большой Балхан. Эти горы слишком далеко отстоят от хребта Копетдага, чтобы иметь с ним сообщение или миграционный «коридор» для обитающих там животных. Они словно два высоких «острова» с горным климатом для сохраняющихся экосистем, окружённые со всех сторон песчаным морем прикаспийских пустынь, состав биоразнообразия которых кардинально отличается. Тем и интересны Балханы учёным, краеведам, историкам, туристам, натуралистам-любителям. На протяжении десятилетий они являются притягательным объектом для биологов, которые проводят здесь инвентаризацию мира живой природы, находят редкие, исчезающие, эндемичные лекарственные виды ­фауны и флоры, уникальное их сочетание.

Наиболее интересным объектом является Большой Балхан ввиду занимаемых значительных площадей, контрастных высот отвесных бортов, богатства животного и растительного мира. Насыщенная жизнь природы ущелий и каньонов маскируется мнимым отсутствием жизни снаружи – визуально склоны видятся лишёнными растительности и выжженными солнцем, совершенно труднодоступными. Это справедливое замечание должно служить предостережением для неподготовленных туристов, которые полагают, что поход на Балханы – это лёгкая прогулка. Из-за сложности рельефа наверх на гребни хребтов можно забраться по считанным пешим тропам, которые знают опытные проводники, а также по дороге на основной хребет.

Уже первое инспектирование флоры крутого «безжизненного» склона в корне меняет впечатление об этой местности ввиду наличия ботанических редкостей. Особенно продуктивны поездки весной, когда предгорья покрыты полынниками, среди которых доминирует эндемичная полынь Балханов. Невзрачное на первый взгляд растение является особенным среди всех 30-ти видов полыней, встречающихся на территории Туркменистана, содержит в своих зелёных частях уникальный набор эфирных масел, обладающих лимонным запахом и имеющих целебные свойства. В последние годы экстракты из этой полыни используют для ингаляций от простуды. Этот вид встречается исключительно на северных склонах Большого Балхана и более нигде. Такой статус определяется как эндемик. Среди полыни нередки заросли, иногда непроходимые из низкорослых колючих кустиков караганы крупноцветковой, имеющей очень мелкие листочки, но довольно крупные жёлтые цветки. Можно встретить изящный «красно­книжный» лук Евгения – эндемик этих мест. По соседству с ним превосходно чувствует себя «коротышка» – лук каспийский.

Проехав предгорья с удивительным набором растений, мы начинаем крутой подъём на гребень основного хребта. Мне не раз доводилось с оборудованием заезжать на автомобиле по узкой дороге, которая кренится над отвесной пустотой, зависает над пропастью, преодолевая крутые пороги, и каждый раз захватывает дух! Вознаграждением исследователям за испытания является созерцание по краям дороги довольно крупных кустарников шиповника, кизильника, барбариса. Трав мало, так как местность вокруг довольно каменистая, хотя в проёмах скал нередко можно обнаружить свисающие ветки норичника прутьевидного и густые тонкие веточки зизифоры Галины – это ещё один эндемик, содержащий эфирные масла, сходные с чабрецом туркменским, и, несомненно, обладающий лечебными свойствами.

На середине пути встречается небольшая роща каркаса кавказского (дагдана) и различных кустарников, что указывает на близкое к поверхности почвы расположение воды. Действительно, мы у родника Сака – это мес­то, где можно сделать привал. Через полчаса начинается самый трудный и крутой участок: справа – скалистая стена, а слева от дороги – высокий обрыв. Дорога защищена небольшим бордюром, сложенным из гравия, и это всё, что защищает нас от зияющей пустоты. Зато на этом участке открывается превосходный вид на север, а высота на уровне полёта пернатых хищников позволяет созерцать живописные предгорья, далёкие пески Черкезли, а ещё и тонкую белую извилистую ленту – начальный этап нашего пути. Невольно удивляешься, сколь много пришлось проехать, чтобы оказаться так высоко, откуда преодоление пути кажется нереальным.

По мере подъёма картина становится всё живописнее, расширяется обзор, отодвигается вдаль горизонт вида сверху. Появляются величественные деревья туркменского можжевельника – арчи, занимающие даже самые крутые склоны и ниши скал. Последнее усилие, под рёв мотора мы, наконец, минуем последний край, за которым открывается обширное холмистое равнинное плато, густо поросшее растительностью, – бескрайний простор, по которому гуляет вольный балханский ветер, напоённый смолистым ароматом арчи. После таких контрастных впечатлений, находясь в нескольких сотнях метров от высочайшей точки Западного Туркменистана – вершины Арлан, мы всегда устраиваем небольшой отдых, совершая осмотр растительности. Высота вершины – 1880 мет­ров над уровнем моря, на её пике сооружена ­вышка, используемая для связи, поэтому на гребне трудно заблудиться – её видно со всех точек. Масштабность, величественность плато вызывает восхищение.

По сравнению с нижним горизонтом Балханов, где растительность в начале лета уже пожухла, здесь в течение всего лета расстилается пышный ковёр из вегетирующих различных многолетних и однолетних трав, по которому разбросаны большие деревья арчи: то одиноко, то небольшими группами. Возраст некоторых из них, судя по диаметру ствола, довольно внушительный. В травостое преобладают крупные травы, особенно примечательны несколько видов ковыля, стебли которых достигают одного метра в высоту, а зерновки с перистыми остями достигают длины в 30 см. На ветру ковыльная степь колышется подобно морским волнам в штормовую погоду. Но самое интересное нам повстречалось на каменистых участках, на которых произрастают удивительные растения. Одно из них – акантолимон Коровина – небольшие колючие подушечки такой плотности, что возникает ощущение, что колючками оброс какой-то округлый камень, но на самом деле под зелёными колючками спрессовались стебли, покрытые остатками прошлогодних листьев. Другой вид – астрагал балханский – низкорослое растение с крупными ярко-жёлтыми цветками. Астрагал яичкоплодный, также мелкий травянистый многолетник, образует причудливые плоды – бобы, по форме и размерам сходные с голубиной кладкой яиц, покрытых густыми длинными, белыми отростками. Обращает внимание на себя и эндемичный остролодочник Боброва с тёмно-розовыми кистевидными соцветиями на длинных цветоносах.

Своеобразная флора сформирована по краям, близким к обрывам, за которым ветер «ныряет» вниз, в долину. Здесь встречаются интересные растения, так называемые хазмофиты – виды, произрастающие на камнях и в трещинах скал, крепящиеся на вертикальных стенах ущелий. Среди них наиболее привлекательны зайцегуб балханский, володушка высокая, молочай одностолбиковый (авытернек) и изящная наголоватка густая. Почти все они – узколокальные эндемики, то есть встречаются только на Большом Балхане на небольшой площади и более нигде в мире. Неожиданной находкой становится полукустарничек арцевтобиум можжевельниковый – паразитическое растение, не имеющее корней и питающееся исключительно на нижних ветвях арчи. Оно прекрасно приспособлено к такому существованию: его ветви до такой степени сходны с «лапами» растения-хозяина, что обнаружить его можно только опытным глазом. Интересно то, что он встречается ещё и в Койтендаге, но на ветвях малочисленной у нас арчи зеравшанской. Посчастливилось обнаружить и популяции ещё одного эндемика – вишни туркменской, отличающейся мохнатыми плодами-костянками.

Источников воды на Большом Балхане немного, поэтому поездка предполагает циркуляцию между родниками, наличие большого собственного запаса питьевой воды. Густота растительного покрова в летнее время не предполагает разведение костров, так как высокий сухостой может легко воспламениться, а постоянный ветер мгновенно разнесёт пламя по плато. Об этом непреложном правиле помнят как туристы, так и учёные, ведь сохранение уникальных экосистем Балхана требует особых мер предосторожности.

Поездки всегда слишком коротки, времени не бывает достаточно, чтобы осмотреть достопримечательности – каменную многотонную глыбу, «обтёсанную под гигантский кирпич», тридцать лет назад она возвышалась, «установленная строго вертикально», давно состарившийся фруктовый сад, не намного переживший своего хозяина, родник на обрыве, бьющий из спрессованных окаменелостей ископаемых моллюсков. Покидать этот удивительный уголок туркменской природы приходится с долей грусти и надеждой на скорое возвращение, а потом вновь несколько часов ехать той же дорогой, но теперь гораздо медленнее и осторожнее, часто применяя тормозную систему.

Однако каждый, кто здесь побывал хоть раз, готов мириться с любыми трудностями, чтобы вновь посетить эти удивительные по красоте места.

Самобытность и уникальность природы Балханов оценили давно, ещё в начале 50-х годов прошлого столетия, когда академик А.К.Рустамов и специалист по охране природы Е.А.Клюшкин предложили придать Балханам статус особо охраняемой природной территории (ООПТ). В последующие годы за это ратовали ботаник К.П.Попов, Г.Л.Камахина и многие другие учёные Туркменистана. И в последние годы в активной фазе находятся подготовительные мероприятия по созданию заповедника на территории Западного Туркменистана. Его ядром планируется сделать основной хребет Большого Балхана, а на территории Малого – организовать заказник, как и взять под охрану часть долины Узбоя с цепочкой реликтовых озёр в окрестностях посёлка Ясга. В настоящее время завершаются работы по определению границ ООПТ, разъяснительные беседы с населением и администрацией окрестных населённых пунктов. Возникновение заповедника входит в план Министерства охраны окружающей среды Туркменистана по развитию особо охраняемых природных территорий на период до 2030 года.

Александр ПАВЛЕНКО,

сотрудник отдела Центра профилактики особо опасных инфекций Кизыларватского этрапа Балканского велаята Государственной санитарно-эпидемиологической службы Министерства здравоохранения и медицинской промышленности Туркменистана. Фото автора.

Источник: turkmenmetbugat.gov.tm

471
Нет комментариев. Ваш будет первым!