Волчья верность (из рассказов охотника)

Анонс:

В многовековых преданиях серый хищник ещё и достойный пример верности и преданности.

Волчья верность (из рассказов охотника)

Перенося все тяготы жизни на лоне дикой природы, волк демонстрирует чудеса выживания и стойкости. Не зря народная пословица, хотя и образно, но, по сути, верно и тонко гласит: «Верь волчьим слезам». Однако в многовековых преданиях серый хищник ещё и достойный пример верности и преданности. Поэтому однажды встретившись в природе с волком, показавшим живой образец крепкой жизнестойкости и привязанности, ты невольно проникаешься к отважному зверю чувством уважения.

На раскалённом песке ночной пустыни, под тонким слоем пепла слабо блистали саксаульные угли вечернего костра. Изредка дивную тишину в ночном охотничьем лагере нарушали наши борзые Гараш и Басар. Уже засыпая, наставник хриплым голосом проговорил: «Собаки чуют голодных лис и шакалов, которым, видимо, трудно устоять перед одурманивающим запахом добытых нами песчаных зайцев». Четвероногие помощники ещё долго и упорно заливались оглушительным лаем, ненадолго покидая свои тёплые жилища под кустарниками саксаула. И только в полночь временный наш стан погрузился в полную тишину и покой.

Ещё раз подробно обсудив утренний маршрут охоты, мы с наставником после завтрака неторопливо зашагали в западном направлении. Ночной ветер стёр с поверхности сыпучего грунта старые следы. Теперь лёгкие штрихи новых отпечатков выдавали все тайны ночной жизни обитателей пустыни. Опытные борзые сейчас без особого труда могли найти среди свежих «автографов» нужные нам заячьи следы. Даже наши ловчие птицы, видя работающих с усердием собак, стали внимательно следить за движениями своих четвероногих напарников. Наконец, на одном из спусков по склону высокого бархана шедший впереди Бяшим ага, резко остановившись у обломка большого кандыма, стал пристально приглядываться к отпечаткам глубоких следов. А через минуту-другую он, медленно развернувшись ко мне, тихо изрёк: «Вот почему ночью борзым было не до сна, незваными гостями оказались волки».

Потом опытный наставник, указав на неровную цепочку следов скрывшихся хищников, резюмировал: «Это следы волка и волчицы, у которой передняя лапа в крепко замкнутых челюстях капкана». Чуть погодя наставник показал, как вдоль следов раненой волчицы пролегла тонкая змейка от тянущегося тросика, закреплённого к звероловному снаряду. Волчица шла на трёх лапах. Следы серых разбойников уходили через пологий бархан к большому такыру. И судя по характеру движения, мы решили – хищники не могли уйти далеко.

Указав в сторону нашего лагеря, немногословный Бяшим ага дал знать, что мы возвращаемся в охотничий стан. Небольшой отрезок дороги мы прошли молча, отчего всё настойчивее стали беспокоить меня тяжёлые мысли о судьбе несчастной волчицы. И уже в лагере, посадив свою птицу на невысокий соколиный стул, наставник громко произнёс: «Надо постараться найти хищников, пока они не натворили бед, сейчас эти голодные разбойники нападут на первое попавшееся стадо овец». Бяшим ага более сорока лет работал чабаном и прекрасно знал, какую угрозу представляют собой волчьи набеги. Ему не раз приходилось выслеживать этих коварных губителей овец, чтобы избежать ночных нашествий, наносящих огромные уроны фермерским хозяйствам.

Собираясь вглубь пустыни на соколиную охоту, мы с наставником никогда не брали с собой ружьё. Поэтому сейчас, положив в мешок длинную толстую верёвку, кусок большой кошмы, мы стали из крепкого ствола песчаной акации мастерить острые самодельные копья. Вскоре, закончив работу и оставив собак на привязи в лагере, мы направились к месту волчьих следов.

Первоначальная наша надежда – быстро настигнуть серых грабителей – не оправдалась. Уже полчаса мы шли по их следу. Даже с серьёзным увечьем волчица не отставала от здорового и надёжного друга. А может быть, это крепкий волк терпеливо и преданно подстраивался под ход своей раненой подруги. И возможно, именно такая, беззаветная и жертвенная привязанность друг к другу позволила отважной паре за ночь преодолеть довольно длинный путь.

И всё же через час Бяшим ага по следу предсказал скорую встречу с изрядно уставшими хищниками. Теперь, чтобы не спугнуть волков, мы осторожно и осмотрительно поднимались на большой бархан, подножие которого, возможно, и было местом лёжек утомившихся волков. На этот раз расчёт опытного наставника оказался верным: под большим саксаулом, свернувшись в клубок, лежала волчица, вытянутая лапа которой была в стальных тисках грузного капкана. В лёгкой дремоте она тихо поскуливала. Мы, осматриваясь, искали волка. Но увы, обнаружить второго зверя нам не удалось.

Решив обойти спящую волчицу сзади, мы медленно приподнялись с места, и нашим глазам предстала потрясающая картина. Внезапно появившийся волк вернулся к подруге со свежедобытым зайцем. Запах добычи вывел волчицу из полусонного состояния. Жадно поедая песчаного толая, она поглядывала на своего спасителя, который сидел рядом и, не мигая, следил за волчицей.

Увиденное, видимо, привело в замешательство не только меня. Наставник, плавно опустившись на влажный песок, едва слышным голосом произнёс: «По отношению к себе подобным Всевышний оценивает наш ум, по отношению к животным – нрав». А чуть погодя добавил: «Разуму учит не только время, но и природа. Неразумно сейчас быть категоричным вершителем в отношении такой гармонии, завидной преданности и верности». Наступила молчаливая пауза. Яшули, долго всматриваясь в даль, почти шёпотом выговорил: «Сейчас, после долгожданной трапезы, волчица впадёт в крепкий и глубокий сон. Мы с отцом в такое время не раз брали этих хищников, как говорится, голыми руками. Мне и сейчас будет нетрудно, накрыв голову хищника, удержать её, пока ты освободишь бедняжку от тяжёлого капкана».

Действительно, примерно через полчаса волчица так погрузилась в сладкий сон, что даже был слышен слабый храп. А вот волк, опустив свою крупную лобастую голову на лапы, расположился в метрах десяти от своей подруги под густым кустарником кандыма. Нам с опытным следопытом пришлось почти ползком подкрасться к волчице. Медлить было нельзя: матёрый волк, видимо, учуяв человеческий запах, стал проявлять признаки беспокойства. Бяшим ага так ловко и резко накрыл голову исхудавшей волчицы кошмой, что она даже не стала сильно сопротивляться. Мне удалось быстро разжать крепкие дуги капкана и избавить зверя от источника боли и страданий. Наставник, продолжая удерживать хищника, попросил натереть рану кусками заячьей шкуры. Кости на лапе были целы, но стальные челюсти капкана нанесли глубокую кровоточащую рану.

Когда с головы волчицы была скинута плотная кошма, серая разбойница подскочила мячиком, оскалилась и тотчас метнулась за густые саксаульные рощи. И уже на склоне дальнего бархана мы заметили теперь уже двух медленно удаляющихся серых хищников. Кстати, волчица, слегка прихрамывая, бежала на четырёх лапах. Природа – кладезь удивительных случаев, таинств и загадок, способных облагородить духовно-нравственный и душевно-моральный мир человека. Важно всё это увидеть, осознать и переосмыслить, чтобы быть благодарным мудрым урокам жизненных ситуаций.

Атадурды ЭЕБЕРДЫЕВ,

член Международной ассоциации сокольников

Источник: turkmenmetbugat.gov.tm

2.63K
0
Мурат Давтян 2 месяца назад #

Нам людям не помешало бы поучиться у зверей преданности.

0
Enesh 2 месяца назад #

A wolk chto delal, poka ohotniki wozilis s wolchisey?!?