Действенность трех типов вакцин - опубликовано сенсационное исследование о сроках действия прививок

Авторы работы сравнили уровни антител у привитых векторными и мРНК-вакцинами

Действенность трех типов вакцин - опубликовано сенсационное исследование о сроках действия прививок

В The New England Journal of Medicine опубликована без преувеличения сенсационная научная работа. Ее авторы сравнили уровни антител у привитых тремя типами вакцин: от Pfizer, от Moderna и от Johnson & Johnson. Общее число обследованных — 61 человек, то есть выборка не особенно велика. Однако полученные цифры вызывают удивление.

Через две-четыре недели после курса мРНК-вакцины Pfizer у привитых был высокий титр антител к живому коронавирусу — 1789, а также высокий титр антител, способных связываться с RBD-доменом коронавируса, — 21 564. Напомним: не все антитела одинаково полезны, самые значимые из них те, что связываются с RBD-доменом на поверхности SARS-CoV-2. Потому что именно RBD-доменом вирус «цепляется» за человеческие клетки: если цепляться нечем, то и заражать он не сможет.

У препарата от компании Moderna титр антител к живому коронавирусу был 5848, а к RBD-домену — 25 677. Из этих цифр видно, что Moderna несколько сильнее, чем конкурент от Pfizer. У Johnson & Johnson титр к живому коронавирусу был всего 146, а к его же RBD-домену — 1361.

мРНК-вакцины — препараты, вводящие в организм «посыльную» РНК, матрицу для синтеза белков (своего рода биологический ЧПУ-станок для производства белков). Такие мРНК позволяют клетке человека вырабатывать белки патогена, а затем иммунитет учится эти белки связывать.

Векторные вакцины вводят в организм вирус-вектор, который проникает в клетки человека и уже внутри них создает мРНК, синтезирующую нужный белок патогена. Вирус занимается этим в клетке не менее нескольких дней — заметно дольше, чем обычная мРНК, доставляемая мРНК-вакциной.

Следует напомнить, что в крови антитела — единственное эффективное средство для остановки коронавируса, даже так называемый клеточный иммунитет, на самом деле, работает в основном через запуск роста уровня антител. Легко видеть, что векторная вакцина западной разработки Johnson & Johnson тут намного слабее мРНК-вакцин. В более ранних работах аналогичную «слабость» показал и препарат от AstraZeneca.

Однако авторы нового исследования пошли дальше и измерили уровни антител через месяцы после вакцинации. Для Pfizer через восемь месяцев титр антител к живому коронавирусу упал с 1789 до 53, а к RBD-домену — с 21 564 до 755. Падение в 34 и 29 раза — довольно много. У Moderna через те же восемь месяцев падение для титра антител к живому коронавирусу составило с 5848 до 133, а к его RBD-домену — с 25 677 до 1546. То есть в 44 и 16 раз. Но все равно уровни привитых Moderna остались кратно выше, чем у Pfizer.

Загадочнее всего ситуация оказалась у Johnson & Johnson. Титр антител к живому коронавирусу за восемь месяцев у привитых этой вакциной даже вырос — с 146 до 629. К RBD-домену упал — с 1361 до 843. Получается, после восьми месяцев титры антител у Johnson & Johnson даже лучше, чем у Pfizer (и близки к Moderna).

Это странно: ведь Johnson & Johnson предполагает всего одну прививку, а не две, как мРНК-конкуренты. Два укола в одном цикле прививания у вакцины этой американской компании невозможны: ее разработчики используют только один аденовирус, 26-го типа (тот же, что в первом уколе «Спутника»). Об аденовирусе другого типа в Johnson & Johnson не позаботились, а колоть второй раз тем же типом можно только через два месяца: до того антитела к аденовирусу-вектору помешают срабатыванию второй дозы.

То, что американская векторная вакцина, несмотря на это, оказалась (на длинной дистанции) лучше, чем у Pfizer, действительно впечатляет.

Причем мы даже не можем сказать: не обращайте, мол, внимания на свой уровень антител, ведь все равно не понятно, что он значит. Все исследования последних месяцев указывают на одно и то же: он именно характеризует уровень защиты. Наличие нейтрализующих антител к возбудителю Covid-19 прямо коррелирует с защитой от него — это научный факт. И, как справедливо замечают разработчики «Спутника», не стоит надеяться, что клеточный иммунитет даст защиту после падения уровня антител. Точнее, защиту-то он даст — через три-четыре дня после начала заболевания. Только вот «дельта» развивается так быстро, что за это время успевает поразить и легкие, и сосуды, и иной раз добраться до обоняния (то есть до части тканей головного мозга, поражение которых вызывает потерю запахов).

Почему «марафонские» качества векторной вакцины так важны

Вопрос о том, как Johnson & Johnson смогла обогнать мРНК-вакцины, крайне актуален — и для США, и для России, и для мира в целом. В июне этого года разработчики «Спутника» первыми четко осознали необходимость ревакцинации и настояли на ее разрешении для всех жителей России. В Израиле отреагировали уже в августе.

А вот в США разрешения на ревакцинацию всего населения до самого недавнего времени не было. Дело в том, что мРНК-вакцины от Pfizer и Moderna вызывают ряд редких, но неприятных побочных эффектов. Скажем, у привитых Pfizer в одном случае из пяти тысяч наступает паралич Белла — состояние, при котором мышцы половины лица парализованы, будто после инсульта. Выглядит неприятно, но через пару-тройку недель это проходит само и некосметических проблем не доставляет.

Есть и менее приятные осложнения: миокардиты, воспаления сердечной мышцы. При них человек чувствует усталость, проблемы с большими физическими нагрузками и так далее. Израильский опыт показывает, что после Pfizer резко повышается частота синдрома Гийена — Барре. Опять же: со временем он, как и миокардиты, проходит, но все же побочный эффект налицо. И это не какие-то там один-два дня с температурой плюс 37,3 градуса, как бывает после векторных вакцин, а недомогание на недели.

Поэтому Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов Соединенных Штатов разрешило ревакцинацию мРНК-вакцинами только через восемь месяцев после первого курса прививания и лишь для групп риска — в первую очередь тех, кто старше 65 лет. Тем более что у них частота миокардитов после мРНК-вакцин повышается намного меньше, чем у тех, кто моложе 65 лет.

Векторные вакцины отличаются от мРНК тем, что после них нет никакого повышения частоты миокардитов, перикардитов, нет паралича Белла и повышенного риска синдрома Гийена — Барре. То есть, как показывают наблюдения из Аргентины за многими миллионами привитых векторной вакциной, все это может встречаться, но с даже меньшей частотой, чем у непривитого населения (иными словами, вакцинация здесь никаких рисков точно не добавляет).

Именно поэтому все то же Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США, которое «зажимало» ревакцинацию для мРНК-вакцин, на днях разрешила ревакцинацию Johnson & Johnson для всех, кто старше 18. Без ограничений. И — внимание! — с частотой раз в два месяца. Это поражающий результат: безопасность векторных вакцин в плане редких побочных эффектов позволила им добиться разрешения от очень консервативной организации.

Россия, на первый взгляд, далека от всей этой ситуации. Препарат от Johnson & Johnson, с его 50 миллиардами аденовирусов-векторов, — это ослабленный аналог первого укола «Спутника», в котором уже 100 миллиардов аденовирусов-векторов. Неудивительно, что защита от базового коронавируса у Johnson & Johnson — лишь 66%. Да и те с оговоркой «от умеренной или высокой тяжести заболевания» (а не просто от «симптоматического заболевания»). Защита от госпитализации с «дельтой» у Johnson & Johnson — только 60%.

Первый укол «Спутника» в форме «Спутника-лайт» этим летом был испытан против «дельты» — и показал защиту от симптоматического заболевания в 69,85%. Из этого ясно, что даже без учета двухкомпонентности российская векторная вакцина вышла удачнее американского аналога.

Тем не менее данные по титру антител после Johnson & Johnson для России крайне актуальны. Дело в том, что в России основная масса привитых не ревакцинируется через шесть месяцев, как рекомендуют разработчики «Спутника». Значит, их уровень антител в «свободном падении», то есть снижается и будет снижаться.

Если бы он падал так же резко, как у привитых Pfizer, коронавирус царил бы в России еще много лет. По той причине, что уже через полгода после прививания Pfizer его уровень защиты составляет всего 47%. В популяции с такой защитой коронавирус не угаснет, даже если ее получат (но не станут потом регулярно ревакцинироваться) 100% населения.

Если данные Johnson & Johnson верны, то уровень защиты у векторных вакцин убывает намного слабее, чем у мРНК-аналогов. В этом случае даже те, кто не ревакцинируются, получат определенный уровень защиты. Да, рано или поздно они все заболеют. Да, кто-то из них попадет в больницу: израильский опыт показывает, что ревакцинированные попадают в больницу с коронавирусом в десять раз реже, чем неревакцинированные.

Россия первой в мире заявила о необходимости повторной вакцинации.

Поскольку россияне в целом ревакцинироваться не хотят, большинство рано или поздно окажутся в ситуации, когда от длительности защиты «Спутника» (без ревакцинации) зависит жизнь. Следовательно, данные по американской вакцине внушают заметный оптимизм.

А может, перед нами просто ангажированное исследование?

Попробуем немного снизить градус оптимизма. В работе в The New England Journal of Medicine сказано: «Поддержана Janssen Vaccines & Prevention» — то есть в конечном счете производителем вакцины Johnson & Johnson. Выборка в исследовании по привитым этим препаратом также очень мала. Что, если нам просто показывают то, что угодно заказчику работы? Как это можно проверить?

Напомним: в США сразу после вакцинации Pfizer/Moderna смертность от коронавируса почти исчезла, а вот через несколько месяцев пошла на взлет. Конечно, и тогда умирали почти одни непривитые, но острая вспышка не случилась бы, если бы вакцинированные не снизили свой уровень защиты с 80-90% до 47%, как у Pfizer через несколько месяцев после второго укола.

Ревакцинация вчетверо снизила заразность привитых от коронавируса

Если привитые Pfizer все же заболели, то они разносят коронавирус так же, как и непривитые — но только когда их прививка «выдыхается», выяснили израильские ученые. К счастью, есть способ решить эту...

Если иммунитет от векторных вакцин действительно убывает дольше, чем от мРНК-вакцин, страна, где массово применяли векторную вакцину, должна показывать меньший рост заболеваемости Covid-19 со временем. К сожалению, Россия к таким странам не относится, поскольку ее население прививаться не хочет. Однако есть Великобритания — страна, где такая массовая вакцинация удалась. Там, конечно, тоже есть проблемы: среди белых старше 50 вакцинированы 94%, а среди черных — всего 72% (соответственно, в Лондоне привитых меньше, чем в других местах). Более бедные (и, соответственно, менее образованные) привиты хуже более богатых и образованных. Но даже чернокожие англичане все равно привиты в большей мере, чем жители России. Так что по англичанам вполне можно понять, насколько эффективны векторные вакцины.

Из всех привитых там примерно половина получила укол вакциной от AstraZeneca. Причем в основном это люди старше 40 лет (у тех, что младше, AstraZeneca, в отличие от «Спутника», может вызывать редкие побочные эффекты). Доминирование английской векторной вакцины среди пожилых британцев важно: более девяти десятых всех смертей от коронавируса — именно среди лиц старше 50.

Если в Израиле и США вспышки «дельты» летом 2021 года резко подняли смертность выше четырех человек на миллион в сутки, то в Англии цифры пока не достигли даже двух человек на миллион в сутки. Израиль смог дойти до английского уровня «умеренной смертности» только после начала интенсивной ревакцинации.

Отдельного внимания заслуживают данные из Чили за февраль-июль 2021 года. В этой стране 4,5 миллиона жителей было привито Pfizer, а 2,38 миллиона — AstraZeneca. В итоге защита от заражения коронавирусом (симптоматическим) у мРНК вакцины составила 87,69%, а от госпитализации с коронавирусом — 97,15%. У привитых векторной вакциной защита от симптоматического заражения была лишь 68,68%, а вот от госпитализации — уже 100%. Сразу после прививания мРНК препаратом получить тяжелую форму коронавирусного заболевания почти нереально: уровень антител очень высок. Но со временем его защита убывает, а вот защита AstraZeneca, судя по всему, ослабевает куда медленнее.

Что все это значит? Похоже, у векторных вакцин действительно «марафонский» эффект. И если у вас есть возможность сочетать мРНК-вакцины с векторными — об этом стоит помнить.

За счет чего векторные вакцины могут быть лучшими «марафонцами»?

Ключевые стадии работы векторной и мРНК вакцины от коронавируса одинаковы. Попадая в клетку, аденовирусы «Спутника» начинают производить там мРНК, который синтезируют S-белок коронавируса. Тот выделяется в кровь, на этот белок вырабатываются антитела — так и возникает иммунитет к вирусу. Разница между условным Pfizer и «Спутником» только в том, что первый сразу доставляет в клетки мРНК, синтезирующую S-белок, а «Спутник» вводит в клетки человека аденовирусы-векторы, работающие как центры производства мРНК. Отчего же после мРНК-прививки иммунитет может «выдыхаться» быстрее, ведь и там, и там синтез S-белка идет через работу мРНК?

Еще во время клинических испытаний вакцин того и другого типа было замечено: титры антител у привитых мРНК-препаратом начинают расти быстрее, защита появляется где-то после 12 суток от укола, приличный уровень защиты появляется уже через 14 дней. У «Спутника» (или AstraZeneca, или Johnson & Johnson) защита начинает быть заметной где-то к 17 суткам от первого укола, приличный уровень — на 21-е сутки. Однако и время роста выработки антител у векторных вакцин выше.

Возможно — мы подчеркиваем, лишь возможно, поскольку нужные для проверки этого предположения эксперименты еще никто не провел, — более длительная «тренировка» векторных вакцин и отвечает за большую длительность их защиты.

naked-science.ru

702
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Top.Mail.Ru