Военно-морские силы Туркменистана: качественное совершенствование

Анонс:

Статья российского военного эксперта анализирует наращивание мощи военно-морского флота Туркменистана.

Военно-морские силы Туркменистана: качественное совершенствование

В восточной части Каспия, неподалеку от новой военно-морской базы Карши, в этом году состоялся парад Военно-морских сил (ВМС) и Береговой охраны (БОХР) Туркменистана. Были продемонстрированы ракетные катера, патрульные корабли и сторожевые катера, возможности морского спецназа. В параде принял участие флагман туркменских ВМС – корвет Deniz Han.

Гурбангулы Бердымухамедов – создатель ВМС Туркменистана

В эпоху Туркменбаши – Сапармурата Ниязова, первого президента независимого Туркменистана, – у Ашхабада Военно-морских сил не было вообще. Существовала лишь малочисленная Береговая охрана. Так продолжалось несколько лет и после смерти Ниязова. В 2008 году корабельный состав БОХР включал 10 патрульных катеров типа «Гриф» проектов 1400 и 1400М советской и украинской постройки, катер проекта 14081 «Сайгак» из состава морских пограничных сил СССР, один устаревший катер типа Point, переданный из состава БОХР США, несколько небольших катеров типа «Калкан-М», сделанных на Украине, и сильно изношенный бывший советский базовый тральщик проекта 1252 «Корунд». Имелся батальон морской пехоты, но десантно-высадочными средствами он не располагал. Главная военно-морская база – порт Туркменбаши (бывший Красноводск) находилась в оперативном подчинении командования пограничных войск.

Ситуация стала меняться, когда к власти в Туркменистане пришел Гурбангулы Бердымухамедов. Он провел в стране много реформ, поставивших её на современные рельсы. В том числе Г. Бердымухамедов повернул Ашхабад в сторону моря. Новому главе государства было ясно, что страна, стоящая у богатейших морских месторождений нефти и газа, просто должна обладать сильным флотом.

В 2009 году по инициативе Гурбангулы Бердымухамедова была утверждена программа создания национальных Военно-морских сил и совершенствования Береговой охраны. Собственно ВМС и БОХР должны были превратиться в единое целое и состоять из компактного, но эффективного флота с достаточно широкими оборонительными и ударными возможностями.

В том же году в России были заказаны два ракетных катера Gayratly («Смелый») и Edermen («Доблестный») проекта 12418 «Молния» полным водоизмещением 580 т и 40-узловой максимальной скоростью хода. Они вооружены четырьмя счетверенными пусковыми установками противокорабельного ракетного комплекса «Уран-Э» с дальностью поражения целей до 130 км, 76-мм автоматической универсальной артиллерийской установкой АК-176М и двумя шестиствольными 30-мм автоматами АК-630М. По ударной мощи и сегодня эти катера уступают на театре лишь малым ракетным кораблям проекта 21631 «Буян-М» российской Каспийской флотилии. Когда в 2011 году «Молнии» принимались в состав ВМС Туркменистана, Г. Бердымухамедов посетил эти корабли. Позже на РКА Gayratly он выходил в море на учения.

Ранее для Береговой охраны Туркменистана были построены в РФ два патрульных катера проекта 12200 «Соболь» с автоматически управляемыми интерцепторами. Они способны развивать скорость до 50 узлов.

Наращивая мощь

Затем в строительстве флота Туркменистан переориентировался с России на Турцию. Бурное развитие турецкой судостроительной и военной промышленности привлекло к себе внимание многих стран, тем более, что экспортная продукция предлагалась по вполне приемлемым ценам. Анкара была готова не только поставлять корабли и катера, но и создавать на территории заказчика предприятия по сборке боевых единиц по турецким проектам и из турецких комплектующих.

При участии турецкой фирмы Dearsan Shipyard был построен, а затем глубоко модернизирован судостроительно-судоремонтный завод Государственной пограничной охраны Туркменистана в Уфре, поблизости от Туркменбаши. Там осуществлялась сборка десяти больших 400-тонных 57-метровых ракетно-артиллерийских катеров типа NTPB (New Type Patrol Boat), созданных на базе турецких патрульных кораблей типа Tuzla, развивающих максимальную 25-узловую скорость хода и имеющих дальность плавания 1000 миль. Они несут на надстройке две двухконтейнерные пусковые установки итальянских противокорабельных ракет Otomat Mk 2 с дальностью стрельбы до 180 км и 210-килограммовыми осколочно-кумулятивными боевыми частями или такое же количество компактных ПКР Marte Mk 2/N Sea Killer с 70-килограммовой боевой частью и дальностью стрельбы 30 км. Катера также вооружаются итальянскими спаренными 40-мм башенными автоматическими артиллерийскими установками Oto Melara Twin Compact, двумя турецкими 25-мм дистанционно управляемыми автоматами Aselsan STОP и двумя ЗРК SIMBAD-RC с дальностью поражения воздушных целей до 6,5 км, многоствольной бомбометной установкой Roketsan. Катера оснащены РЛС Thales Variant 2D.

Головной пограничный сторожевой корабль типа NTPB получил название Arkadag, то есть «Покровитель». А это – один из официальных титулов, который носит Гурбангулы Бердымухамедов.

Катера типа NTPB в составе БОХР обычно ракетное вооружение не несут. Но в случае необходимости оно может быть быстро установлено.

С помощью турецких специалистов и из турецких комплектующих для БОХР Туркменистана на верфи в Уфре также собраны шесть малых 33-метровых ракетных катеров типа FIB/FAC 33, способных развивать 35-узловый ход. Они вооружены двумя или четырьмя пусковыми установками ПКР Marte Mk 2/N и носовой 25-мм дистанционно управляемой артиллерийской установкой Aselsan STOP.

При содействии фирмы Dearsan Shipyard для Береговой охраны Туркменистана построены десять малых 15-метровых патрульных катеров типа АМВ («Барс-12»), десантные катера и гидрографическое судно, которое может выполнять функции разведывательного корабля.

11 августа 2021 года в состав ВМС Туркменистана был введен корвет Deniz Han. Он стал самой крупной боевой единицей туркменского флота. Его длина – 92 м. Вооружение включает восемь пусковых установок противокорабельного ракетного комплекса Otomat Mk 2, вертикальную пусковую установку зенитного ракетного комплекса VL MICA концерна MBDA с дальностью поражения воздушных целей до 20 км на высотах до 9 км, 76-мм итальянскую универсальную артиллерийскую установку Leonardo Super Rapid, 35-мм спаренный зенитный артиллерийский комплекс Aselsan Gokdeniz, две или четыре малокалиберные дистанционно управляемые артиллерийские установки, 196-мм шестиствольный реактивный бомбомет Roketsan ASRLS и два трехтрубных 324-мм противолодочных торпедных аппарата. На корабле имеется взлетно-посадочная площадка для приема вертолета, а в небольшом ангаре размещается беспилотный летательный аппарат, способный выполнять разведывательные и ударные функции.

Корвет Deniz Han опять же собран на верфи в Уфре из турецких комплектующих.

Инструмент внешней политики

Для кораблей ВМС создана и в 2021 году введена в действие новая военно-морская база Карши – к югу от входа в залив Кара-Богаз-Гол и к северу от Туркменбаши. Именно там состоялся грандиозный парад, продемонстрировавший выдающиеся успехи в строительстве ВМС и БОХР Туркменистана, передвинувшие их с последнего пятого места в Каспийском регионе – на первое. Это мероприятие также отдавало дань должному главному идеологу и практику строительства флота – Гурбангулы Бердымухамедову, который, передав президентский пост своему сыну Сердару Бердымухамедову, стал председателем верхней палаты парламента.

Ашхабад намерен продолжить совершенствование своего флота. А он весьма силен на театре. Достаточно сказать, что на кораблях и катерах Туркменистана сегодня может быть развернуто 32 ПКР Х-35Э, 48 ПКР Otomat Mk 2 и 12-24 ПКР Marte Mk 2/N (в зависимости от количества пусковых установок на каждом катере). Другими словами, их суммарный боезапас составляет 92-104 полноценных противокорабельных ракет, некоторыми из которых можно поражать береговые цели. Для сравнения: количество ракетных пусковых установок Каспийской флотилии ВМФ РФ составляет 44 единицы, правда российские корабли способны решать не только тактические и оперативные задачи, но и стратегические.

Заглядывая в будущее

Развитие ВМС Туркменистана вряд ли остановится на достигнутом. На наш взгляд, оно пойдет в направлении не столько количественного, сколько качественного усиления флота.

Как сообщает ряд источников, сейчас ведется сборка второго корвета улучшенного типа Deniz Han. Корабль увеличенного водоизмещения получит более совершенные средства обнаружения, целеуказания и боевого управления, а также более мощные образцы оружия. Не исключено, что корвет будет оснащен турецкими противокорабельными ракетами Atmaca («Ястреб») с эффективной дальностью стрельбы более 200 км. Этими ПКР можно наносить удары не только по морским, но и береговым целям. В качестве главного средства противовоздушной/противоракетной обороны вероятно будут использоваться турецкие ЗУР семейства Hisar («Крепость») малой, средней и большой дальности, которые будут выстреливаться из вертикальной пусковой установки MDAS, опять же турецкого производства. На корабле появится ангар для постоянного базирования вертолета.

И прежде обращало на себя внимание наличие на кораблях типа NTPB – и боевых, и Береговой охраны Туркменистана – 196-мм шестиствольных реактивных бомбометных установок Roketsan. С их помощью можно уничтожать не только подводных диверсантов и средства их передвижения, но и дизель-электрические подводные лодки, особенно в прибрежных водах. Следовательно, в Ашхабаде не исключают появление на Каспии иранских субмарин. Во всяком случае уже сейчас Иран способен перебрасывать автотранспортом с берегов Персидского залива на Каспий сверхмалые ДЭПЛ типа Ghadir подводным водоизмещением 125 т, длиной 29 м, шириной корпуса 9 м. Они передвигаются под водой со скоростью 8 узлов. Вооружение включает два торпедных аппарата, из которых можно стрелять 533-мм торпедами и противокорабельными ракетами Jask-2, а также ставить мины.

Появление на корвете Deniz Han двух трехтрубных 324-мм противолодочных торпедных аппаратов натовского образца, которые прячутся побортно за лацпортами под вертолетной площадкой, свидетельствует о том, что командование ВМС Туркменистана весьма серьезно относится к подводной угрозе. Можно предположить, что Ашхабад и сам не прочь обзавестись субмаринами, благо глубины в южной части Каспия (от 208 до 1025 м) располагают к использованию небольших ДЭПЛ.

Вероятно, командование ВМС Туркменистана весьма серьезно присматривается к проекту турецкой ДЭПЛ типа STM500. Сейчас ведется строительство такой головной лодки для ВМС Турции. Её подводное водоизмещение – 540 т, длина – 42 м, наибольшая ширина корпуса – 8,5 м, крейсерская скорость подводного хода – 5 узлов, а максимальная надводная – 18 узлов. Лодка с экипажем из 18 человек будет погружаться на глубину до 250 м, дальность плавания – 3500 миль, автономность – 30 суток. STM500 планируется оснастить современным гидроакустическим комплексом, оптико-электронным перископом, антенной РЭБ, автоматизированной системой боевого управления. На вооружении будут состоять восемь тяжелых 533-мм торпед и четыре управляемые противокорабельные ракеты. На лодке разместятся шесть бойцов спецназа.

Субмарины проекта STM500 самым лучшим образом подходят для действий на Каспии, и сборка их возможна на верфи в Уфре. В перспективе эти подлодки предполагается оснащать воздухонезависимыми энергетическими установками или литий-ионными аккумуляторами большой емкости, что даст возможность значительно увеличить дальность подводного плавания.

Очевидно, ВМС и БОХР Туркменистана будут осуществлять модернизацию существующих кораблей и катеров, насыщая их более современными электронными средствами и вооружением. А на замену отслужившим свои сроки эксплуатации боевым единицам будут поступать новые, более совершенные аналоги.

Однако у ВМС Туркменистана есть и «ахиллесова пята». У флота нет противоминных кораблей. Никаких – ни старых, ни новых, ни больших, ни малых. Это очевидное упущение. Между тем, как показала специальная военная операция на Украине, мины по-прежнему остаются серьезной угрозой на море. И Каспий здесь – не исключение.

Александр МОЗГОВОЙ,

экспертКаспийского института стратегических исследований

Источник:caspian.institute

224
Нет комментариев. Ваш будет первым!