Top.Mail.Ru
10 вопросов вирусологу о вакцинации от COVID-19 — НОВОСТИ ТУРКМЕНИСТАНА

10 вопросов вирусологу о вакцинации от COVID-19

Отвечает директор Центра глобальной вирусологической сети К.М. Чумаков

10 вопросов вирусологу о вакцинации от COVID-19

На вопросы издания «Реальное время» ответил один из самых известных американских вирусологов российского происхождения, директор Центра глобальной вирусологической сети, советник ВОЗ, Константин Михайлович Чумаков. Он — сын четы вирусологов, именем его отца М.П.Чумакова в Москве назван федеральный научный центр по разработке иммунобиологических препаратов. Именно Центр Чумакова разработал третью зарегистрированную российскую вакцину от COVID-19 — «КовиВак».

1. Почему человек должен прививаться от коронавируса, ведь болеют и привитые? А от мутаций вируса вакцина защитит?

— В ходе недавней прямой линии президент РФ призвал верить данным вице-премьера страны Татьяны Голиковой о том, что после прививки заболевают коронавирусом только 2,5% пациентов. А до этого он сказал, что почти 10 процентов людей, прошедших вакцинацию против коронавирусной инфекции, впоследствии тоже заболевают, но легко и без последствий.

То, что после прививки болеют 10% людей, означает, что 90% не заболевают. Это подразумевает 90-процентную эффективность вакцины. То есть вакцинация в 10 раз снижает вашу вероятность заболеть. Этого уже достаточно. Цифры, названные Путиным, согласуются с данными, которые были опубликованы по «Спутнику V». И нет оснований им не верить. Есть вакцины, после получения которых болеют всего 5% привитых. Это мРНК-вакцины — Moderna и Pfizer.

Самое главное — даже заболевающие коронавирусом после прививки болеют не так тяжело, такие люди практически не попадают в госпиталь. Таким образом, прививка значительно снижает вашу вероятность заразиться. Но если вы все же заразились — у вас меньше вероятность заболеть. Если вы заболели — у вас меньше шансов попасть в госпиталь. Но если вы все же попали в госпиталь — у вас меньше вероятность умереть.

Различные вакцины снижают эту вероятность по-разному. Но, несомненно, если не прививаться, то у человека только один путь — переболеть. Причем с серьезным шансом умереть. Для меня нет вопросов в том, нужно ли прививаться, — конечно, нужно.

2. Нужно ли прививаться переболевшим и стоит ли ориентироваться на титр антител?

Прививаться, безусловно, надо. И на это есть две причины. Первая — иммунитет, вызванный самим заболеванием, может быть не очень долгосрочным. И вторая — если он снижается, уязвимость к новым штаммам возрастает. Поэтому подстегнуть свой иммунитет вакцинацией никогда не вредно. Чем выше иммунитет — тем больше вы защищены от всех штаммов. Если вы переболели в прошлом году старым штаммом, а сейчас уже циркулирует другой, вашего иммунитета может не хватить. Но если вы подстегнете его дополнительной прививкой, тогда вы будете защищены.

3. Минздрав РФ рекомендует во время роста заболеваемости ревакцинироваться через полгода. Какой препарат использовать? Стоит ли «Спутник» накладывать на «Спутник»?

Такие решения надо принимать на основании научных данных. Нужно провести испытания — взять людей, которые полгода назад были привиты «Спутником», вколоть им еще одну дозу и посмотреть, что происходит с иммунитетом, как меняется титр антител. Если действительно окажется, что третья прививка дает значительный прирост антител, то нет вопросов — надо это срочно делать. Другой вопрос — хватит ли всем вакцины. Некоторым и первых двух доз не хватает. Исходя из производственных мощностей в России, даже к концу года не будет вакцины на всех — по две-то дозы, не говоря о трех. Но проблема в том, что в Москве, судя по тому, что я слышал, все, кто хотел привиться, уже сделали это. Третья волна немного отрезвила людей. Если раньше некоторые все отрицали, то сейчас, может быть, передумали и бросились вакцинироваться. Так что, может быть, в третьей волне есть что-то и положительное — люди очухаются и не будут вести себя неразумно.

Теоретически, если человека, привитого «Спутником», ревакцинировать им же, то у очень небольшого процента людей может возникнуть аллергическая реакция. Если человеку раз за разом давать одну и ту же вакцину, у него могут постепенно возникнуть аллергические реакции на какие-то компоненты препарата. Это нечастое явление, но третья доза может оказаться необходимой.

Если брать масштабы всей страны, будет заметное количество в целом редких побочных явлений. Надо будет оценивать, перевешивает ли польза от вакцины потенциальный риск. Если бы я привился первый раз «Спутником», то ревакцинацию при возможности провел бы «КовиВаком». Но работает ли такое сочетание вакцин, легко проверить в эксперименте. Для такого маленького клинического испытания достаточно взять 200 человек, ревакцинировать и через три недели посмотреть, что происходит с антителами. И принимать решения на основании знаний, а не теоретизирования.

Но если человек дважды привился «Спутником» и у него все было хорошо, то я не вижу поводов для опасений перед ревакцинацией тем же «Спутником». А вот если после первой дозы реакция была плохая, а после второй еще хуже, я бы немного призадумался. Но тут все индивидуально. Общего ответа нет.

4. Можно ли переубедить антипрививочников?

Есть два типа антипрививочников. Одни — принципиальные, это их философская позиция. Они в принципе не доверяют ничему новому, невежественны и верят всякой ерунде. Их убедить практически нельзя. Для них такая позиция — сродни религии. Если даже им привести массу аргументов — они все равно будут верить во всемирный заговор, в пришельцев и во что угодно.

У другой группы, которая отказывается прививаться, — более рациональная позиция. Они говорят: «Мы про эту вакцину ничего не знаем, испытания не были проведены, опубликованным данным мы не верим, потому что они всегда врут». Это люди, которые в целом не доверяют ни правительству, ни ученым. Этих людей шансы переубедить есть — нужно им предоставить данные, чтобы они увидели все своими глазами.

5. Почему так затруднена возможность получения «КовиВака»?

Некоторые отказываются прививаться «Спутником V», потому что хотят «КовиВак», но не могут его достать. Я от многих это слышу.

В Москве «КовиВака» практически нет. По моей информации, эта вакцина в основном направляется в регионы, а в столице ее раздобыть крайне затруднительно. Я получаю звонки от людей, которые думают, что я как-то им могу помочь в получении этой вакцины, хотя я, конечно, этого сделать не могу. Проблема с «КовиВаком» состоит в том, что сейчас ее, к сожалению, производится очень мало — на мощностях Центра им. Чумакова. Этих производственных мощностей явно не хватает.

Решением могла бы стать помощь на правительственном уровне с предоставлением им ресурсов под расширение производства, если эта вакцина действительно пользуется такой популярностью. Мне трудно сказать, почему этого не происходит. Одна вакцина толкается изо всех сил, а другая не толкается вообще. Существует еще и третья российская вакцина — «ЭпиВакКорона», которая, по нашим данным, практически не работает. Но почему-то всем ее настоятельно рекомендуют.

6. Способны ли вакцины, в частности российские, противостоять новым штаммам, включая «индийский»?

«ЭпиВакКорона», судя по всему, не способна противостоять никаким штаммам. Поэтому если вас привили этой вакциной, то считайте, что вы не привиты вообще.

Насчет «Спутника» — надо провести исследование, которое на самом деле не такое сложное. Такое исследование было проведено с вакцинами AstraZeneca и Pfizer. Оказалось, что AstraZeneca менее эффективно работает с новым штаммом по сравнению со старым. Это справедливо и для Pfizer, но в меньшей степени. Так что Pfizer вполне прилично защищает и от «индийского» штамма «дельта».

По «Спутнику» я таких данных не видел. Но в его случае, наверное, можно ориентироваться на то, что происходит с AstraZeneca. Я не вижу причин, почему эти две очень похожие вакцины должны вести себя по-разному.

Почему в этой ситуации Pfizer ведет себя лучше, я, наверное, понимаю и могу объяснить. Вакцина Pfizer в принципе вызывает более напряженный иммунитет, которого хватает и на свой штамм, и на другой. Что же касается AstraZeneca, эта вакцина дает хороший иммунитет на свой штамм. А когда речь идет уже о чуть измененном варианте, ее действия не всегда хватает. Судя по испытаниям, эффективность «Спутника» и AstraZeneca примерно сравнимы. Думаю, что вакцина «Спутник» будет себя так же вести и в отношении «индийского» варианта, но это надо проверять. По «КовиВаку» данных я пока не видел. Это требует изучения.

7. Минздрав пересмотрел подходы к вакцинации от COVID-19 детей и беременных. Сначала их запрещали прививать, а теперь на вопрос смотрят иначе. Какова ваша позиция?

Я думаю, что обязательно стоит их прививать. У вакцин, про которые много известно, изначально не было ограничений для введения беременным — например, у Moderna и Pfizer. Другое дело, что нижний возрастной предел был установлен в 16—18 лет. Это стандартная ситуация. При внедрении любых новых медицинских препаратов их изначально применяют для молодых взрослых здоровых людей — от 20 до 45—50 лет. А дети и старики — отдельные категории, на которые вакцину распространяют, когда накопится определенный опыт.

В Америке эти вакцины уже разрешили с 12 лет и поговаривают, что скоро могут разрешить с 2 лет. Но все это вводится постепенно. Опять же, перед принятием решения проводятся клинические испытания.

Может быть, и в России посмотрели и убедились, что если ничего страшного не происходит, можно расширить вакцинацию от коронавируса и на детский контингент. С одной стороны, детей вроде бы и не так важно прививать — они не болеют так сильно. Да, бывают очень серьезные случаи, но крайне редко. С другой стороны, они заражаются вирусом даже легче, чем взрослые, и разносят его очень эффективно. Поэтому привить детей было бы разумным. Они становятся источником вируса — обычно дети пребывают в больших группах, тесно друг с другом общаются. Среди них вирус распространяется очень эффективно. Сделать их менее заразительными было бы неплохо.

8. Чем их стоит прививать? «Спутником Лайт»?

Думаю, подойдет и обычный «Спутник». Я не очень понимаю этот «Лайт». Одна доза… В условиях нехватки вакцины это, конечно, лучше, чем ничего. Но одна доза не дает нужного эффекта. А настоящий, прочный иммунитет возникает уже спустя две-три дозы. Я скептически отношусь к однокомпонентной вакцинации.

Что касается беременных — это одна из самых уязвимых категорий, которую надо охранять изо всех сил. Создатели «Спутника», я надеюсь, провели испытания, которые показали, прививка не представляет опасности для беременных. Они лучше знают реакции и риски этих вакцин. Исключая беременных из вакцинации, вы ставите их под угрозу заболеть. И здесь просто надо ответить себе на вопрос, что лучше — небольшой риск осложнений или большой риск заболеть.

9. Повышается ли смертность от COVID-19 с приходом новых штаммов?

Я думаю, что уровень смертности от коронавируса зависит не столько от «индийского» штамма, сколько от состояния системы здравоохранения. Данные разнятся от страны к стране. В США сейчас смертность от COVID-19 колеблется в диапазоне 1—2%. Примерно в 50 раз меньше людей умирает, чем заболевают в день.

Есть страны, где эта цифра выше, там не хватает коек, кислорода, квалифицированного медицинского персонала, лекарств и так далее. Сейчас есть лекарства, которые эффективно помогают на ранних этапах заболевания, но они очень дорогие — моноклональные антитела. Если их дать в первые дни после инфицирования, они работают чудодейственно. Если в стране применяются такие продвинутые медицинские препараты, то и смертность будет ниже.

10. Ученые прогнозировали, что коронавирус будет ослабевать, меньше убивать, чтобы лучше передаваться и распространяться. Почему-то тенденция другая. И спасет ли нас вакцинация?

— Я не уверен, что сейчас течение заболевания стало тяжелее. Как я сказал, тяжесть заболевания определяется не столько вирусом, сколько состоянием системы здравоохранения и тем, как лечат. В США я не вижу очевидной тенденции к увеличению смертности.

Этот вирус эволюционировал под давлением того, что ему надо приспособиться к заражению человека. Он пока не до конца завершил переход от летучей мыши к человеку, он все еще приспосабливается. Еще продолжается первый этап — он учится, как взаимодействовать с нашими клетками, подбирает ключик к нашему рецептору. И именно этот ключик узнает наша иммунная система. Изменяя этот ключик, он меняет и свои антигенные свойства, поэтому старые антитела его не так хорошо распознают. Сейчас вирус изменяется и под сильным селективным давлением.

К тому же, когда во многих странах привито значительное количество населения, добавляется еще одно давление: вирусу, чтобы размножаться, нужно преодолевать имеющийся у популяции людей иммунитет. Он может начать менять этот ключ из-за взаимодействия с антителами, в том случае, конечно, если это не будет мешать ему связываться с рецептором. Так что здесь идет такая двойная игра. Рано или поздно эти две тенденции сменятся на меньшую патогенность. Когда вирус исчерпает эти две возможности, ему надо будет размножаться, не вызывая серьезной болезни. Для вируса каждый убитый пациент — это тупик.

К тому времени уже и большинство людей приобретет иммунитет, и пандемия загаснет. Но когда это произойдет, сказать сложно. Сейчас очевидно, что мы этого момента не достигли, и вирус пока меняется, улучшая свою способность проникать в клетки и заражать людей. Я не могу никому обещать, что это произойдет на следующий год. Но в долгосрочной перспективе все вирусы, которые перешли на человека, постепенно превращаются в обидные мелкие досадные неприятности.

Конечно, я надеюсь, что человечество спасет вакцинация. Если удастся убедить людей прививаться. Это вообще единственное, что спасет. В долгосрочной перспективе либо все мы переболеем, либо вакцинируемся. Третьего не дано. Иначе это будет продолжаться очень долго и сопровождаться потерями.

Источник: realnoevremya.ru

1042
0
Аревик 1 месяц назад #

В США уж стали по 100 долларов платить если прививаешься.

0
Дженнет 1 месяц назад #

Что делать тем, кто привит «эпиваткороной»?

0
Infoabad Infoabad 1 месяц назад #

Из слов этого американского вирусолога получается, что нужно считать себя непривитым на всякий случай, если это Эпиваккорона.

Top.Mail.Ru