Битва при Геоктепе : как это было

12 января 2013 - Администратор

В девятнадцатом веке шли многочисленные колониальные войны, но битва при Геоктепе вошла в историю как одна из наиболее кровавых страниц.

Это было время  территориальных захватов и раздела мира между крупнейшими колониальными державами. В Средней Азии конфликтовали интересы Российской и Британской империй, опасавшейся усиления влияния России вблизи Индии, находившейся под британским владычеством. Именно поэтому так стратегически важна стала территория, которая в те времена именовалась Закаспием.

 
В мае 1877 г. произошло первое боевое столкновение текинцев с русскими войсками возле Кизыл-Арвата. В июле 1878 г., после завершения Берлинского конгресса, император Александр II отдал приказ о занятии Ахала и прежде всего крепости Геоктепе. В начале 1879 г. последовало распоряжение об отправке военной экспедиции в Ахал. 
 
9 сентября 1879 года Российская империя осуществила первое после аннексии Коканда наступление в Средней Азии. Его целью был захват "ничейной" области на юге Закаспия, и укрепление южного фланга от Красноводска до Мерва.  В общей сложности в экспедиции участвовало 12 тысяч солдат и офицеров, мобилизовано 5000 лошадей, 8500 верблюдов. 
      
Российские войска постепенно заняли небольшие туркменские крепости Ахала. Текинцы тем временем перебрались из старого Геоктепе в Динглитепе и начали укреплять крепостные стены. С этой целью они мобилизовали население Ахала для экстренного строительства крепости. Она была возведена  буквально накануне наступления русской армии. Крепость окружал ров и земляная насыпь, обложенная слоем глины. Высота составляла 4 м, толщина — до 10 м в основании и до 5 м кверху. Весь периметр — 4,4 км. Территория крепости (40 га) была совершенно ровной, лишь в северо-западном углу возвышался древний холм, а несколько южнее — огражденный двор и колодцы. Во время отсутствия непосредственной военной угрозы здесь никто не жил, а в дни приближения русской армии собралась половина всего оазиса (около 45 тыс.чел.) и вся площадь была густо заставлена юртами. 
      
28 августа (10 сентября) 1879 г. после шестичасового артобстрела российские войска начали штурм западных и северных крепостных стен, но встретили ожесточенное сопротивление её защитников. В результате рукопашных схваток нападавшие потеряли 453 человека убитыми и раненными, особенно много потерь они понесли в узких проходах между тесными рядами юрт внутри крепости. С наступлением темноты российские войска отступили форсированным маршем. С большим трудом им удалось отбиться от преследования и уйти через пустыню к Красноводску. Это было самое тяжелое поражение русских в Средней Азии, начиная со злополучной Хивинской экспедиции 1717 года. Оно нанесло жестокий удар по российскому военному престижу.
 
Русское правительство немедленно приступило к подготовке нового похода на Ахал. Командующим второй экспедицией император Александр II назначил генерала М.Д. Скобелева, прославившегося в ходе недавней войны с Турцией. Он был сторонником вторжения российских войск в Афганистан и Британскую Индию и даже представлял на высочайшее рассмотрение  генеральный план вторжения во время англо-российского кризиса 1878 года. Скобелев был известен как жестокий и безжалостный военачальник, сторонник решительных и эффектных действий, не щадивший ни чужих, ни своих. Его назначение продемонстрировало, что вторая ахальская экспедиция становилась в определенной степени карательной.
 
Скобелев энергично взялся за осуществление военной операции в Ахале, закупая артиллерийские орудия, другое вооружение, амуницию, боеприпасы, продовольствие, считая все средства хорошими против «диких» текинцев. Он заявлял, что намерен бить их не только «по загривку», но и «по воображению», чтобы вовеки не забыли этот страшный удар.
 
Наряду с сосредоточением войск в Закаспий водным путем по Каспию доставлялось всё необходимое для штурма Геоктепе. Чтобы облегчить доставку грузов и проникновение вглубь страны, с Красноводского полуострова началась прокладка линии железной дороги. Снаряжались отряды в северные провинции Ирана для закупок зерна и фуража. Одновременно шло дипломатическое обеспечение войны, велись переговоры с шахом Ирана. 
 
В конце мая 1880 года небольшой российский отряд, двинулся из Дуз-Олума и занял Хожлам-Кала и укрепление Бами. 1 июля 1880 года Скобелев во главе передового отряда, лично двинулся к Геоктепе, произвел рекогносцировку боем и вернулся в Бами.
 
Обосновавшись в Бами, Скобелев совершал бесчисленные рекогносцировочные вылазки, во время которых разорил все текинские аулы к западу от Геоктепе. Его беспокоило, что текинцы могут оставить крепость без боя и уйти в пески, избежав физического уничтожения, поэтому он применял обманные маневры, чтобы заставить их оставаться в своем убежище. Была организована экономическая блокада крепости, чтобы лишить ее защитников подвоза продовольствия.  В это время в оазисе как раз поспела посеянная текинцами пшеница, и обильная жатва обеспечила войска хлебом тут же, на месте. Скобелев также приказал развести огороды. Задача снабжения продовольствием сразу же упростилась. 
 
Русский артиллерийский парк насчитывал 84 орудия, а обоз состоял из десятитысячного каравана верблюдов и нес на себе продовольствие и снаряжение, в том числе "все новинки военной техники - пулеметы, оптическую и электрическую сигнализацию, узкоколейки Дековилля, аэростаты, холодильники, опреснители". Несмотря на все это, поход Скобелева был очень тяжелым. Войска, то изнывая от местного летнего зноя, то испытывая всю непредсказуемость резко-континентального климата, крайне медленно продвигались по сыпучим песчаным барханам.  К тому же им редкую ночь приходилось отдыхать из-за дерзких нападений текинских всадников, использовавших традиционную для легкоконного войска тактику изматывающего врага отступления. 
 
Однако превосходство русских войск в вооружении уравновешивало тактический перевес текинцев и уравнивало шансы сторон. В результате семимесячный поход истощил обе стороны. И все же силы были неравны, и туркмены вынуждены были уступать пядь за пядью своей земли. Все население текинского оазиса, бросая свои кибитки, отступало вместе с джигитами к крепости Геоктепе. 
 
Штурм Геоктепе готовился полным ходом. Русские войска остановились лагерем в местечке Еген Батыр-гала в 12 км. западнее Геоктепе. К 20 декабря 1880 г. там было сосредоточено 38 рот солдат, 100 конных отрядов, 11 эскадронов, 72 пушки, 11 ракетных установок, всего около 5 тыс.штыков, 2 тыс.шашек, 1 тыс.артиллеристов. На марше из Бами находились еще 7 рот и 4 орудия. Было подвезено снарядов различных калибров и гранат для мортир около 30 тыс.штук, 2,5 тонны пороха, более миллиона патронов, много продовольствия. Войско обслуживало около 8 тыс. верблюдов, много рабочих лошадей, 150 фургонов. 
 
С середины декабря 1880 г. осажденная крепость подвергалась ежедневным артобстрелам. Хотя артиллерия и ракеты Скобелева производили внутри крепости кошмарное опустошение с многими жертвами, они не смогли серьезно повредить стены. Снаряды буквально вязли в глиняной толще стен и не могли их пробить. 
 
Защитники Геоктепе оказывали стойкое и решительное сопротивление, а также совершали нападения на врагов. В первой вылазке они изрубили 5 офицеров и 120 нижних чинов, захватили знамя Апшеронского батальона. В следующей - пострадал батальон закаспийцев и захвачено горное орудие, которым осажденные не смогли воспользоваться. 
 
28, 30 декабря и 4 января 1881 г. защитники Геоктепе организовывали массовые ночные диверсионные вылазки с холодным оружием в руках, в которых участвовали соответственно 4, 6 и 12 тыс.человек, причем не только мужчины, но и молодые женщины и подростки.  Это делалось в первую очередь для захвата оружия и патронов, которых катастрофически не хватало. 
 
 
 
 
Меткие стрелки не давали осаждающим в дневное время высунуться из-за бруствера, а в ночное время стреляли на огонь в бойницах. Среди осаждавших, в числе которых было много необстрелянных новобранцев, начали появляться панические настроения. Тогда Скобелев велел передвинуть лагерь к крепости на расстояние ружейного выстрела и держаться теснее, чтобы отражать ночные вылазки из крепости.  
 
В России и Европе стали распространяться слухи о том, что и вторая ахальская экспедиция окончилась крахом, что Скобелев разбит и даже попал в плен... 
 
Опасаясь, что, осада затянется, к защитникам Геоктепе могут прибыть новые подкрепления, а его собственные отряды будут деморализованы и потеряют боевой дух, Скобелев принял решение рыть подкоп под стену, которую предстояло подорвать и таким образом разрушить оборону. Чтобы ускорить работу, генерал каждый день у входа в туннель засекал время работы команд и устраивал яростные разносы подчиненным. Саперы работали в подкопе в условиях нехватки кислорода, теряли сознание, но подкоп постепенно увеличивался. Осажденные особо не препятствовали прокладке траншей к стенам крепости и минным работам, так как по незнанию думали, что враги пытаются прорыть подземный ход в крепость. 
 
17 января, пока наверху шел жестокий бой и перестрелка, саперы незаметно подобрались к стенам. Взрывчатка была доставлена по подкопу добровольцами и заложены точно под стены. Все было готово к штурму.
 
К 12 (25 января) 1881 года за  стенами Геоктепе находилось  примерно 10 000 туркменских воинов, большая часть конницы, а также почти 40 000 гражданских жителей со всего оазиса. У Скобелева были 7000 пехоты, конница, 60 пушек и батареи ракет. 
 
12 (25) января 1881 г. рано утром русские войска выстроились в три колонны, которыми командовали полковники Куропаткин, Козелков и подполковник Гайдаров. Проезжая вдоль шеренг, Скобелев предупредил, что приказа на отступление не будет ни при каких условиях. По воспоминаниям участников день штурма был солнечным и тихим, с ясного неба лились теплые солнечные лучи. И в такой чудесный день суждено было разыграться трагедии, унесшей тысячи жизней. 
 
В 7 часов утра Гайдаров получил приказ атаковать западную часть крепости, чтобы отвлечь от себя внимание ее защитников. Сопротивление было жестоким и решительным, осаждавшие оказались под яростным огнем с крепостных стен и понесли большие потери. К 11.30 утра Гайдаров занял с боя передовое укрепление. 
 
В 11.30 была  взорвана мина, подведенная под стену крепости.  Одновременно на ту же часть стены обрушилась вся мощь артиллерии и ракетных батарей.  Огромный взрыв поднял ввысь гигантский столб земли и щебня. В стене крепости была пробита брешь шириной почти 30 метров и погибли сразу несколько сотен ее защитников. 
 
В пролом немедленно бросилась колонна Куропаткина, а следом и другие русские подразделения, спешившие использовать эффект внезапности. Во главе атакующих шли солдаты Апшеронского батальона, которые во время ночной вылазки текинцев потеряли знамя, поэтому этот бой был для них делом чести — знамя нужно было вернуть любой ценой. 
 
Закипел жестокий бой. Внутри началась рукопашная схватка. Текинцы оказывали яростное сопротивление русским войскам и отчаянно дрались, несмотря на то, что никаких надежд на победу у них уже не было. По воспоминаниям очевидцев, слышались хриплые крики, лязганье железа, треск выстрелов, пронзительные вопли тысяч женщин и детей, сбившихся в толпу в середине крепости и видевших гибель своих отцов, братьев и сыновей. 
 
Жестокая битва длилась несколько часов. Скобелев наблюдал за ходом сражения с высокого холма, где расположился его штаб. 
 
К ночи защитники Геоктепе стали отступать двумя большими отрядами в сторону песков и генерал лично принял участие в погоне. Во главе отряда казаков и драгун он преследовал их на протяжении 15 км до наступления темноты. Пехота двигалась позади и прошла 10 км, уничтожая отставших джигитов. В это время в самой крепости, по свидетельству одного из участников штурма, началась массовая резня. Победители мстили за поражение в первой ахальской экспедиции и потери в ходе осады. До самой ночи слышны были из крепости одиночные выстрелы, которыми добивали найденных в крепости жителей. Всего погибло около 8000 человек, покинувших крепость и 6500 внутри крепости, вся территория которой была залита кровью и завалена трупами мужчин, женщин и детей.
 
В военном лагере звучала музыка оркестра и песни, шла бойкая торговля награбленным. Всеми забытые умирали сотни раненных и покалеченных во время штурма русских солдат, среди которых были совсем молодые русские парни, ничего не видевшие кроме своей родной деревни и нашедшие смерть в далекой стороне. Очевидец пишет: "Уцелевшие офицеры мечтают о наградах, видят радужные сны и не слышат нарушающих тишину ночи протяжных, мучительных стонов и вздохов, вылетающих из намётов Красного Креста и госпиталя - это изувеченные герои дня, из которых многие во мраке ночи призывают к себе смерть как избавительницу от невыносимых мук! Они сделали свое дело, принесли посильную жертву, товарищам не до них... "
 
Собственные потери Скобелева (скорее всего преуменьшенные) составили 268 убитых и 669 раненых, множество из которых впоследствии скончалось. Среди погибших оказались генерал, два полковника и одиннадцать офицеров, сорок офицеров были ранены.
 
Все участники штурма признали, что туркмены проявили необыкновенное упорство, воинский дух и героизм, невиданные до той поры в Средней Азии. Распространилось даже мнение, что их боевые качества, достойные армий "цивилизованных" стран, были якобы результатом британского военного обучения. Это было связано с тем, что подробности штурма Геоктепе стали известны в Европе благодаря британскому журналисту О'Доновану. Его репортаж о штурме и последовавшей за ним резне гражданского населения возмутил общественное мнение не только Европы, но и России. 
 
Российский император также был шокирован полученными отчетами о бессмысленной кровожадности генерала Скобелева, хотя ему пришлось устроить празднество в честь победителя на поднявшейся волне ура-патриотизма. Скобелев был произведен в генералы от инфантерии и получил орден св. Георгия 2-й степени, но вскоре переведен на службу в Минск, что являлось замаскированной отставкой. Ахалтекинский поход Скобелева в 1880 — 1881 годах стал последней кампанией Белого Генерала. В первый и в последний раз он выступил самостоятельным военачальником. 
 
По меркам сегодняшнего дня Скобелев мог быть судим международным трибуналом как военный преступник за уничтожение гражданского населения противника. Он действовал в точном соответствии с своими взглядами, заявив: «Я придерживаюсь того принципа, что продолжительность мира находится в прямой зависимости от резни, которую вы устраиваете врагу. Чем сильнее вы на них давите, тем дольше они сидят тихо". Однако, по свидетельству начальника его штаба Михаила Духонина, после битвы при Геоктепе Скобелев стал часто впадать в тяжелое, мрачное настроение, думать о смерти и упоминать о лежавших на его совести многочисленных "осмысленных"  жертвах. 
 
Генерал Скобелев пережил защитников Геоктепе всего на полтора года. Он скончался при загадочных обстоятельствах в гостинице "Дюссо" в Москве в июне 1882 года в возрасте 39 лет. 
 
Начиная с 1991 года, 12 января в Туркменистане отмечается как национальный День памяти, установленный в честь защитников Геоктепинской крепости и всех туркменистанцев, погибших в боях за свободу и независимость Отчизны. 
 
12 января в населенных пунктах приспускаются государственные флаги, в мечетях совершаются поминальные молебны, повсеместно утраиваются ритуальные поминки - садака. 
 
В музеях страны проходят тематические выставки, посвященные драматической странице в истории туркменского народа.
 
По сложившейся традиции, главное богослужение проходит в Геоктепинской мечети, расположенной на том самом месте, где более ста лет назад состоялось знаменитое сражение, покрывшее защитников Геоктепе неувядаемой славой. 
 
 

← Назад