Что стоит за жертвенником, подарком из Санкт-Петербурга

23 февраля 2020 - Администратор
article10491.jpg

Как уже сообщалось в ряде туркменских и российских СМИ, на прошлой неделе руководитель Международной туркмено-российской археологической экспедиции, заместитель директора Института истории материальной культуры РАН Наталья Соловьева, вошедшая в представительную делегацию Санкт-Петербурга, преподнесла в дар Музею изобразительных искусств Туркменистана 3D-модель керамического жертвенника, чей возраст превышает четыре тысячи лет и который был обнаружен в начале восьмидесятых годов прошлого века на городище Пархай-депе в Балканском велаяте.

 
В те годы мы были частями одной страны, поэтому находки из союзных республик, ставших ныне независимыми государствами, вывозилась в Москву и Ленинград, где располагались ведущие научные институты, финансировавшие и проводившие раскопки на всей территории государства. Вернуть обратно древние артефакты не позволяет нынешнее российское законодательство, поэтому в Санкт-Петербурге нашли компромиссный вариант: подарить ашхабадскому музею трехмерную копию одной из древнейших археологических находок на территории современного Туркменистана. Изготовленная с помощью новейшей цифровой технологии из полимерного материала, эта модель жертвенника с абсолютной точностью, до мельчайших нюансов повторяет внешний вид оригинала. Разница только в весе – копия намного легче.
 
В отличие от европейских музеев, которые еще в XIX веке формировали свои восточные коллекции в основном за счет приобретений на базарах и коррупции в странах Азии и Африки, среднеазиатские археологические материалы осели в российских хранилищах совершенно законно. Они были добыты советскими экспедициями и никогда не вывозились за пределы государства. Но страна распалась, и они оказались за границей, никуда не перемещаясь – как лежали в фондах научных институтов, так и лежат до сих пор. Такая парадоксальная ситуация, пожалуй, беспрецедентна и пока, к сожалению, не разработан правовой механизм возврата находок в страну их происхождения.
 
 
 
Между тем, новейшие достижения в сфере цифровизации отчасти позволяют решить эту проблему. Сегодня почти все крупнейшие музеи мира создают огромный банк данных по своим сокровищам и на музейных веб-сайтах уже находятся в свободном доступе трехмерные модели их экспонатов. Совершить виртуальную экскурсию по залам таких знаменитых культурных и научных центров как санкт-петербургский Эрмитаж, Британский музей, парижский Лувр или нью-йоркский Метрополитен, становится доступным каждому пользователю Интернета. Аналогичная работа ведется и в музеях Туркменистана. 
 
Еще более впечатляюще выглядят модели артефактов, распечатанные на 3D-принтере и внешне ничем не отличимые от оригинала – такие как пархайский жертвенник.
 
Наталья Федоровна Соловьева рассказала, что он собой представляет и в чем его историческая ценность. По ее словам, археология сегодня владеет самыми передовыми технологиями, и примером их внедрения является 3D-моделирование. Институт истории материальной культуры РАН в этой сфере сегодня ведущая организация. Доказательство – единственная в мире 3D-модель сирийской Пальмиры, созданная учеными в Санкт-Петербурге, - отметила она.
 
Пархай стал широко известен в научных кругах после раскопок, которые на протяжении многих лет проводил выдающийся археолог, доктор исторических наук Игорь Николаевич Хлопин, - отметила Н.Ф.Соловьева. Это погребальный памятник в долине реки Сумбар, на западной окраине города Махтумкули (бывший поселок Каракала).
 
Он состоит из двух катакомбных могильников эпохи бронзы, которые вошли в археологию под названиями Пархай I и II. Они функционировали в середине и второй половине IIII тысячелетия до нашей эры и заполняют лакуну между эпохами энеолита и поздней бронзы в этом регионе, касаясь эпохи ранней и развитой бронзы. Что и говорить, обнаружение и публикация столь уникального объекта позволили ввести в научный оборот огромный и во многих отношениях новый материал, позволяющий приблизиться к решению целого ряда проблем развития культуры Юго-Западного Туркменистана на протяжении IV-II тысячелетий до нашей эры.
 
Вскрытие погребальных камер показало, что этот древний некрополь был неординарным и неодновременным памятником. Игорь Николаевич Хлопин, на протяжении четверти века занимавшийся его исследованием, пришел к выводам, позволившим ему наметить основные вехи древнейшей истории населения этого региона.
 
Анализируя различные погребальные приношения Пархая, в том числе серо-черные сосуды, он подчеркивал, что других памятников на юге Средней Азии, где была бы найдена такая же керамика, пока нет.
 
По целому ряду признаков он установил, что здешнее население перешло от первобытного состояния (собирательства и охоты) к прозводящему хозяйству одновременно с населением северной подгорной равнины Копетдага. Более того, выяснилось, что население обеих историко-культурных областей было родственным, на что указывает однородность их керамических изделий.
 
Для столь раннего времени это может свидетельствовать, по мнению Хлопина, и о языковой общности. Расхождение этих областей в культурном отношении произошло позже, когда в прикопетдагских оазисах распространилась полихромная роспись посуды, а в долинах Сумбара и Этрека перешли к изготовлению сероглиняной керамики.
 
В дальнейшем возникло большое движение населения Гиркании (так называли эту область древнегреческие авторы) по просторам Средней Азии, которое началось сравнительно скромно и незаметно, а потом, в эпоху развитой бронзы, приобрело глобальный размах. Именно тогда, по мысли Хлопина, были заложены основы многих современных народов Евразии.
 
«В погребальных камерах Пархая был найден в целом виде и во фрагментарном 21 жертвенник, причем 17 из них вполне целые. Эти предметы являются совершенно уникальными и не имеют аналогов среди памятников первобытной культуры Средней Азии и Переднего Востока. "Для изготовления подарочной копии выбрали самый выразительный жертвенник, - отметила Н.Ф.Соловьева. - Все они представляют собой четырехугольный резервуар на четырех ножках по углам. На стенках резервуара сделаны чашечки и скульптурные головы быков или баранов, выполненные вполне реалистично. Кроме того, налепные изображения животных и солярных знаков нанесены на внешние грани резервуара".
 
Когда был найден первый жертвенник, у археологов сразу возник вопрос о его назначении. Понятно, что он был как-то связан с верованиями и культами жителей Пархая и не изготавливался для повседневного пользования. В книге И.Н.Хлопина, изданной уже посмертно (ученый ушел из жизни в 1994 году), достаточно подробно рассматривается символика, которая проливает свет на эти загадочные предметы. 
 
Ученый пришел к выводу, что они использовались как алтари-жертвенники при совершении магического ритуала, связанного с наступлением Нового года по древнеземледельческому календарю и началом весеннего цикла полевых работ. Иначе говоря, основным содержанием этих обрядов, по-видимому, было моление об урожае начинающегося года. Но это лишь одна из версий. Пархайские жертвенники, несомненно, еще не раз окажутся в фокусе внимания ученых.
 
Остается добавить, что в этом году в Санкт-Петербурге состоится Международная научная конференция «Древние и средневековые культуры Центральной Азии и Среднего Востока (становление, развитие и взаимодействие урбанизированных и скотоводческих обществ)», посвященная 90-летию со дня рождения И.Н.Хлопина и 100-летию его коллеги, другого выдающегося археолога-востоковеда Анатолия Максимилиановича Мандельштама, также тесно связанного своими исследованиями с Туркменистаном.
 
Руслан МУРАДОВ
 

← Назад