В Москве пройдёт творческая встреча с кинематографистами Туркменистана

6 декабря 2019 - Администратор
article10029.jpg

13 декабря 2019 г. в 17.00 в Московском доме национальностей по адресу: ул. Новая Басманная, д.4, стр.1 пройдёт встреча с удивительной творческой и семейной парой – Евгением Михельсоном (художник-режиссёр, Заслуженный деятель искусств Туркменистана) и Лорой Степанской (сценарист-режиссёр, Заслуженный деятель искусств Туркменистана).

 
В программе вечера: Выставка акварелей Евгения Михельсона и показ художественного фильма «Яндым» ("Душа сгорела"), авторы-режиссёры Лора Степанская и Байрам Абдуллаев.
 
Организаторами данного мероприятия выступили – Оргкомитет Московского Международного фестиваля искусств «Звуки дутара» им. Нуры Халмамедова и Московское общество туркменской культуры.
 
Туркменское кино начинает своё летоисчисление с 1926 года, с открытия в Ашхабаде киностудии, получившей со временем название «Туркменфильм» и вошедшей в историю мирового кинематографа целым рядом славных картин и имён.
 
На III Московском Международном фестивале искусств «Звуки дутара» им. Нуры Халмамедова мы с гордостью презентовали книгу Президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова «Музыка мира, музыка дружбы и братства» об истории шедевра туркменской киноклассики – фильме «Состязание» режиссёра Булата Мансурова, оператора Ходжакули Нарлиева, композитора Нуры Халмамедова.
 
Туркменский фильм на достоверном историческом материале говорит с миром о добре и зле, противопоставляя насилию и крови силу искусства и разума. Это не может не вдохновлять нас на общую работу по дальнейшему укреплению творческих связей между нашими народами, знакомству нового поколения многонациональной России с традициями туркменской культуры и искусства в надежде на расширение границ единого культурного пространства.   
 
 
 
 
 
13 декабря в Московском доме национальностей состоится творческий вечер семьи двух деятелей туркменского искусства, чей рабочий стаж на туркменском телевидении, киностудии «Туркменфильм», Русском драматическом театре имени А.С. Пушкина составляет полвека. Сейчас они живут и продолжают творческую работу в Подмосковье, соединившись с детьми, внуками и правнуками. Это Лора Степанская – сценарист, режиссёр кино и театра, Заслуженный деятель искусств Туркменистана, награждённая правительством Туркменистана медалью «За любовь к Отечеству», член Союза кинематографистов Туркменистана и Российской Федерации и Евгений Михельсон – художник-режиссёр, основоположник туркменской мультипликации, Заслуженный деятель искусств Туркменистана, член творческих союзов художников и кинематографистов Туркменистана, кинематографистов РФ и Международной ассоциации мультипликаторов (АСИФА).
 
В программе творческого вечера выставка акварелей Евгения Михельсона, встреча с туркменскими кинематографистами, работающими в Москве, и показ художественного фильма «Яндым», созданного на киностудии «Туркменфильм» в 1996 году авторами-режиссерами Лорой Степанской и Байрамом Абдуллаевым. Учитывая сложность исторического периода того времени, прокатной судьбы у фильма «Яндым» не было ни в стране, ни за рубежом. Был счастливый фестивальный марафон по трём континентам – по Европе, Америке, Азии – Берлин, Москва, Сочи, Карловы Вары, Монреаль, Нью-Йорк (показ в Музее современного искусства), Ташкент, Дели, Тегеран, Стамбул, Пусан и др.
 
 
 
 
 
Награды фильма тоже впечатляют: Специальный приз и диплом Жюри ФИПРЕССИ (Международная федерация кинопрессы) «За поэтический стиль и гуманистические устремления»; Специальный приз и диплом Жюри панорамы «За философское осмысление жизни и утверждение благородства в душе человека, прошедшего через тяжелые испытания»; Приз и диплом ЮНЕСКО.
 
Киностудия «Туркменфильм» и авторы фильма получили ещё один своеобразный подарок, – Прессцентр прислал подборку откликов известных деятелей мирового кино на фильм «Яндым». Уверен, что будет интересно с ними познакомиться.
 
РЕЖИС ВАРНЬЕ – французский режиссёр (обладатель Оскара, победитель на самых престижных фестивалях в Германии, России, Великобритании, Франции и др.).
– Я впервые посмотрел эту картину, как только она была готова в Ашхабаде, Два авторских сердца, две души, две головы объединились, чтобы говорить об общей для нас боли. Речь идёт о том, отказаться или не отказаться от компромисса как поступка, как прожить честную жизнь в нечестных общественных отношениях. Это редкая картина, потому что она о самом сложном так просто. В ней чувствуется характер сильных людей, создавших её. Это очень личная картина, и она меня лично интересует. Мне нравятся фильмы, где камера разговаривает со мной... Это философская, психологическая, ностальгическая картина-воспоминание. Но там такой свет души, что я ещё раз посмотрел, не будучи разочарованным. Эта картина мне придает силы жить дальше. (Сочи. «Кинотавр». 1996 г.)
 
 
 
 
МАРК ЙОРК – актёр из Голливуда, США. 
– Я летел из Нью-Йорка, добрался глубоким вечером и пошел в кинозал на ночной сеанс, шёл фильм с английскими субтитрами – «ЯНДЫМ». Утром я стал просить познакомить меня с режиссёрами фильма. Я не могу не сказать о своём потрясении. Я был удивлён и обрадован, когда увидел на экране другой образный мир, другое выражение страстей и страданий, фантастическую реальность бытия, в которой язык символов естествен как песок, вода, воздух... Спасибо! (Сочи. «Кинотавр». 1996 г.)
 
ВЛАДИМИР ВОЙНА – Журналист Агентства новостей в Лос-Анжелесе, США
– Впечатление от картины «Яндым» у меня очень высокое. По возвращении в США буду писать о фильме и о туркменском кино. Я солидарен с решением Жюри, отметившим премиями картину «ЯНДЫМ». Меня глубоко тронула, взволновала подлинно религиозная философичность этого фильма. Попытка поставить вечные вопросы, волнующие человека с тех пор, как он осознал себя человеком: для чего живёт человек? От кого зависит его жизненный путь? Какое нравственное восхождение должен совершить человек, чтобы приблизиться к истине? Герой «Яндыма» совершает это восхождение всю свою жизнь, срываясь с той или иной высоты. И только перед самой своей смертью приближается к вершине, за которой небо. Это глубоко нравственный фильм, это настоящий Восток по немногословности, по отсутствию суеты, по созерцательности мироощущения. Если бы я искал параллели с туркменской изобразительной культурой в мировом кинематографе, я бы обратился к японскому кино, который олицетворяет собой Восток – квинтэссенцию другого мира. (Сочи. «Кинотавр». 1996г.)
 
ЮКИКО ИМАЙЗУМИ – журналист, кинокритик, Франция.
– Я родом из Японии, живу в Париже. Как журналист пишу преимущественно о кино. Сегодня вокруг нас жизнь меняется с большой скоростью. Мне думается, кино самое современное искусство, более точно передающее состояние общества, настроение людей, неважно в какой стране живущих. Я хочу взять у авторов «Яндыма» интервью, так как считаю, что картина до боли о нас, учит мужеству, терпению, целеустремленности, самоотверженности. Фильм – островок в гигантском океане, на котором царит чистота природы, чистота мыслей и чувств, где живут люди, у которых можно учиться быть добрее, мудрее... (Сочи. «Кинотавр». июнь 1996 г.)
 
 
 
 
 
ХОРХЕ АЯЛО БЛАНКО, журналист, Испания.
– «ЯНДЫМ» – это философское рассуждение о двух судьбах, противостоящих друг другу до самой смерти, о брате – догматике и брате – скептике, которые оба жертвы в круговерти социализма, разбивающего надежды. (Журнал «Культура», хроника Берлинского фестиваля, 1996г.)
 
ДЕРЕК ИЛЛЕЙ, журналист, Голливуд, США
– «ЯНДЫМ» – поэтическая фантазия на тему самоопределения в выборе своего пути в эпоху сталинизма раскрывает слияние природы с человеческой натурой... (Журнал «Фильм-ревю», хроника Берлинского фестиваля, 1996г.)
 
ДЖЕЙН НОР-ВОЙНО – профессор Гарвардского университета, США
– Я посмотрела «ЯНДЫМ» и убедилась, что живо и очень действенно туркменское кино, потому что в нём живы традиции душевности, духовности народа. Меня поражает красота природы. Насколько самобытна природа, настолько самобытен народ. Нельзя не поразиться силой и чистотой души главных героев фильма. (Сочи. «Кинотавр», июнь 1996 г.)
 
 
 
ХАЙКЕ КЮН – журналист
– Этот фильм стал поэтическим проникновением в души персонажей: сцены сегодняшнего дня – в цвете, сцены прошлого – в чёрно-белых кадрах. Обожжённая душа в туркменском фильме многолика. Она прослеживается в образе пастуха Садыка, который не захотел отдать своего единственного верблюда в колхоз и которого по доносу собственного брата сослали в Сибирь как врага народа. Он провёл 20 лет жизни в ненависти и тоске. Обожжённая душа видна в глазах покинутой жены, которая в ожидании своего возлюбленного теряет молодость и своё будущее. Боль за мужа сливается с болью её бездетности. Но и душа доносчика горит в пламени презрения младшего брата после его возвращения из ссылки. Даже смерть партийного функционера не оставляет шансов к примирению. Стремясь увидеть умирающего брата на смертном одре и ещё при жизни простить его, Садык загоняет верблюдицу... Для изображения противостояния враждебной воле самой жизни, Степанская и Абдуллаев находят кадры, которые по своему богатству и эстетике сродни легендам армянского режиссера Параджанова. (Журнал «Туманный континент», февраль, 1996г.)
 
СЕРГЕЙ ЗАЛОВКИН – журналист, Москва.
– Душа сгорела? У той картины, как у сыпучих туркменских песков, есть особое свойство незаметно, очень медленно, но неотвратимо затягивать в себя зрителя.
Удивительные глаза у непрофессионального актёра Амана Хандурдыева, доктора наук, профессора физики, дебютировавшего в знаменитом «Состязании» Б.Мансурова. Эти глаза говорят о Садыке и за Садыка гораздо больше слов. Говорят о том, что чем совестливее и достойнее человек, тем сокровеннее, чище, но и больнее ему живётся. Но от этого, как мне кажется, душа не сгорает. Она должна обрести даже нечто большее, чем раньше. Вот, пожалуй, единственное, с чем можно поспорить в этом неторопливом, суровом и мудром фильме, отобранном не только на «Кинотавр-96», но и на Международный форум нового кино в Берлине. (Газета «Сочи», июнь, 1996г.)
 
 
 
 
ОЛЕГ ТОРЧИНСКИЙ, журналист, РИА «Новости», Россия.
– Этот фильм с первых минут поражает своей суровой красотой и отсутствием внешних эффектов. И хотя в нём действует человек по имени Садык, главным героем картины, как всей туркменской культуры на протяжении многих веков, является Пустыня. Для европейца пустыня – это чудовищная груда раскалённого песка, царство смерти. Для туркмена – это колыбель жизни, подательница благ, родной дом, пусть и не всегда уютный. Всё прекрасное в душе туркменского народа – от пустыни, восприятие природы, история, быт, одежда, узоры на коврах и, наконец, национальная психология.
Привлекает в картине её спокойная мудрость, глубокая человечность. Фильм «ЯНДЫМ» редкая, но хорошая весточка о том, что всё хорошо, что духовное здоровье туркменской нации крепко как всегда...
 
Прошло 23 года со времени создания фильма «ЯНДЫМ», со времени публикации данных отзывов, но время не убавило интереса к чувствам, мыслям и образам картины. Доброго вам просмотра, друзья!

Мамед ГУСЕЙНОВ,
композитор,
Арт-директор Московского Международного фестиваля искусств
«Звуки дутара» им. Нуры Халмамедова 
 

← Назад