Режиссер "Дома из песка и тумана" Вадим Перельман представил на Берлинском кинофестивале "Уроки фарси" о концлагере

25 февраля 2020 - Администратор
article10512.jpg

 На 70-м Берлинском международном фестивале состоялась мировая премьера фильма режиссера Вадима Перельмана "Уроки фарси" о еврее, который выдает себя за перса, чтобы избежать смерти в концлагере.

 
Перельман - режиссер украинского происхождения, проживающий в Канаде и США. У него весьма эклектичная фильмография. Среди его работ можно найти как клип певицы Келли Кларксон, так и драму 2003 года "Дом из песка и тумана", получившую три номинации на "Оскар". Российскому зрителю Перельман знаком по одной из новелл в "Елках 5" и сериалу канала ТНТ "Измены" с Еленой Лядовой в роли замужней женщины, у которой есть три любовника.
 
Сценарий к "Урокам фарси" написал Илья Цофин, в фильмографии которого в основном работа над мелодраматическими и криминальными сериалами для российского ТВ. Цофин выступил инициатором проекта и в итоге стал одним из его сопродюсеров.
 
Историю, которая легла в основу "Уроков фарси", он прочичитал некогда в советском журнале. "Пятнадцатилетним юношей я прочел заметку, в которой рассказывалось о человеке, выжившем в концлагере во время Второй мировой войны, - вспоминал Цофин на пресс-конференции после показа картины. - Это был еврей, который выдавал себя за перса и был вынужден придумывать язык, чтобы не разоблачить себя. Это так вдохновило и поразило меня, что я все время думал об этой истории".
 
Замысел сценария появился в 2011 году, а в 2013-м проектом заинтересовался первый продюсер - Тимур Бекмамбетов. Учитывая его правки, Цофин за несколько месяцев написал сценарий.
 
В процессе работы над картиной выяснилось, что история из газеты, которая отпечаталась в памяти Цофина, - это не пересказ реальных событий, что у нее есть название и автор. Литературным источником оказался рассказ немецкого кинематографиста Вольфганга Кольхаазе (Wolfgang Kohlhaase) "Изобретение языка".
 
Впрочем, подобная история о выживании во время войны - бродячий сюжет, встречающийся в разных вариантах, отметил Цофин: "Поэтому мне хочется верить, что такой человек на самом деле был, и эта история настоящая". В фильме сообщается, что он вдохновлен реальными событиями.
 
В 1942 году бельгийский еврей Жиль Кремьё попадает в концлагерь при попытке бежать в Швейцарию. Во время перевозки один из товарищей по несчастью предлагает Жилю редкое издание книги на фарси в обмен на бутерброд. Он с неохотой соглашается, но именно эта книга спасает ему жизнь: указывая на нее, Жиль убеждает конвоиров, что он не еврей, а перс, и таким образом избегает расстрела. По счастливому стечению обстоятельств главный повар концлагеря, немецкий офицер Клаус Кох как раз ищет перса, который смог бы обучить его фарси. После войны Кох мечтает открыть свой ресторан в Иране.
 
Жиль, который представляется именем Реза, оказывается на особом положении в лагере. Он спит в бараках с остальными заключенными, но благодаря Коху получает относительно щадящую работу на кухне. По вечерам он обязан обучать нациста разговорному фарси. Конечно, этого языка Жиль не знает и поначалу придумывает слова на ходу. Он быстро понимает, что в них должна быть система, иначе он сам не сможет запомнить и снова воспроизвести все, что насочинял.
 
Когда Кох назначает Жиля вести список заключенных в журнале, у того появляется идея - придумывать новые слова, основываясь на именах арестантов.
 
Вначале Коха интересует только бытовая лексика. Но через несколько месяцев Жиль уже обучает офицера словам, обозначающим абстрактные понятия. "Сочувствие", "надежда", "терпение", "бедность" - Жиль раздает заключенным похлебку, вглядывается в их лица, спрашивает имена и связывает каждое из новых слов с конкретным человеком.
 
В итоге Кох разговаривает и даже сочиняет стихи на выдуманном языке, основанном на именах тысяч узников лагеря. Он все больше проникается доверием к своему учителю, несмотря на неодобрение со стороны коллег, которые относятся к "персу" с подозрением.
 
"Что меня больше всего заинтересовало в сценарии, так это язык, - заявил после показа фильма исполнитель роли Коха Ларс Айдингер. - Как немцу, мне часто приходится сталкиваться с этой темой. Фильм очень интересно обходится с этой темой - через язык. Еврей сидит в одной комнате с фашистом, и они говорят на выдуманном языке. Мне кажется, это одна из самых грандиозных иллюстраций того, чего культура или язык могут достичь".
 
Перельман также подчеркнул важность языка как смыслообразующего элемента картины: выдуманный Жилем язык позволяет Коху выразить себя так, как он не посмел бы на немецком. "Он хотел выучить язык, но по-настоящему он хотел завести друга. Вероятно, он понимал, что Реза его обманывает, но был рад заблуждаться и поэтому не слушал людей, которые пытались открыть ему глаза", - сказал Перельман.
 
Специально для фильма режиссер совместно с лингвистом из МГУ разработали словарь фальшивого фарси из 600 слов, продумали окончания, связки и так далее. Слова действительно основаны на именах жертв Холокоста.
 
С языками вообще все было сложно. Сценарий был изначально написан на русском. Режиссер говорит по-русски, но переписал сценарий по-английски. Люди на съемочной площадке пользовались преимущественно немецким вариантом. Для исполнителя роли Жиля, аргентинца Науэля Переса Бискаярта, все эти языки неродные.
 
Съемки проходили в Беларуси. Странами производства картины значатся Россия, Германия и Беларусь.
 
Перельман подчеркнул, что для него, еврея по происхождению, было важно поработать над картиной о трагедии евреев во Второй мировой войне, однако, по его мнению, "Уроки фарси" - не фильм о Холокосте.
 
"Это фильм о взаимодействии между людьми. Это фильм о доверии", - подчеркнул он. По словам Перельмана, он попытался показать нацистов не как машины для убийства, но найти в них что-то человечное.
 
В какие-то моменты фильм балансирует между комедией и драмой. Вкрапление комедийных эпизодов в историю о страшных событиях дарит надежду, что для человечества еще не все потеряно. 
 
Центральный вопрос - ответственности и намерений. Кох не считает себя убийцей, ведь он "всего лишь работал на кухне". "Но ты заботился о том, чтобы убийцы хорошо питались", - замечает ему Жиль. С другой стороны, понимал ли Жиль, что вымышленный язык, ставший для него инструментом выживания, в случае Коха может сыграть прямо противоположную роль?
 
Публика Берлинале встретила фильм десятиминутными овациями. Зрители отмечают первоклассную игру актеров и операторскую работу. Многие признаются, что особое впечатление на них произвели последние кадры, где Жиль устраивает своеобразную акцию возвращения имен: благодаря созданному им словарю, он точно помнит 2840 имен узников своего лагеря и начинает диктовать их освободителям.
 
Фильм не участвует в борьбе за главные награды фестиваля; его показали в рамках программы Berlinale Special. 
 

← Назад